Лакомились мышами или экспериментировали с их инфекциями?

Китайских вирусологов подозревают в «создании» SARS-CoV-2
SARS-CoV-2 под электронным микроскопом. Фото с сайта Niaid.nih.gov

Китай продолжают преследовать обвинения, связанные с коронавирусом. Неформальные теории о том, что инфекция случайно вырвалась из китайской лаборатории, получили поддержку на официальном уровне. Как и упреки в том, что китайские власти пытались скрыть вспышку вируса, когда она только начиналась.

В марте Агентство военной разведки США выпустило секретный отчет (его существование журналистам подтвердили источники во властных кругах), в котором допустило, что вирус мог появиться в Ухане – городе в центральной части Китая, откуда началось распространение инфекции, – в результате «случайной утечки из лаборатории». Возможно, предположили авторы, там были нарушены правила безопасности.

Позднее в прессу попал доклад сообщества разведок нескольких стран – США, Великобритании, Канады, Австралии и Новой Зеландии. Там были собраны сообщения о том, как власти Китая пытались скрыть распространение вируса, когда он только появился в Ухане, – приказывали уничтожить образцы, поступавшие в лаборатории, блокировали слухи о «неизвестной пневмонии» в социальных сетях, задерживали врачей, предупреждавших об угрозе (наиболее известной стала история Ли Вэньляна – врача из Уханя, которого задержали, когда он пытался предупредить коллег об инфекции, «похожей на атипичную пневмонию», и заставили подписать признание о «нарушении общественного порядка», позднее он скончался, заразившись вирусом, многие отнеслись к нему как к народному герою).

Наконец, Министерство внутренней безопасности США подготовило собственный отчет, заявив, что Китай «сознательно скрывал информацию о серьезности вируса», одновременно закупая за рубежом маски и перчатки – еще до того, как они стали объектом ажиотажа во всем мире.

Большинство обвинений исходит от Соединенных Штатов (Госдепартамент на днях заявил, что версия о лабораторном создании вируса уже практически доказана). Но за последнее время претензии поддержали и власти других стран. Представители Великобритании и Германии заявили, что ждут от Китая объяснений.

Официальный Китай отвергает все обвинения. Государственная пресса отмахивается от них как от пропаганды. Тем не менее Министерство национальной безопасности, согласно попавшим в прессу данным, признает, что международные претензии к Китаю уже достигли значительных масштабов – по его собственной оценке, сопоставимых с последствиями расстрела на площади Тяньаньмэнь в 1989 году.

Подозрения

Претензии можно было бы списать на политику – публичные обвинения и утечки в прессе происходят на фоне противостояния США и Китая, продолжения торговой войны и попыток американской стороны снизить влияние КНР в глобальной экономике. Но опасения по поводу экспериментов с вирусами, проводившимися китайскими учеными, звучали и раньше – в том числе и со стороны научного сообщества.

Пока что, несмотря на заявления американских властей, официальных доказательств того, что вирус был создан – или модифицирован – в лаборатории, нет. Как и подтверждения спекуляций, что речь может идти о биологическом оружии.

«Мы не располагаем доказательствами того, что коронавирус был распространен намеренно или был создан как биологическое оружие, – отмечали авторы отчета, подготовленного Агентством военной разведки США. – Крайне маловероятно, чтобы исследователи или власти Китая сознательно выпустили опасный вирус на территории своей страны, не располагая вакциной».

Институт вирусологии в Ухане. Фото с сайта Whiov.cas.cn

Тем не менее для альтернативных теорий происхождения вируса – в противовес официальной, по которой люди заразились от животных, продававшихся на одном из рынков, – есть основания. Институт вирусологии, находящийся в Ухане – эпицентре заболевания, – известен экспериментами с вирусами той же разновидности, что и SARS-CoV-2. Несколько лет назад его представители даже опубликовали исследование, в котором один из вирусов, разносимых летучими мышами, был изменен так, что мог поражать человеческие клетки (то есть гипотетически – передаваться от животных к человеку). Известно, что в институте также исследовали другой вирус, по генетическому строению схожий с SARS-CoV-2 на 96%.

Мог ли один из вирусов оказаться за пределами лаборатории – например, при заражении сотрудника (ходили слухи, что первой могла заразиться сотрудница института некая Хуан Яньлин, но администрация это отрицает)? Представители института уверяют, что нет. Что образец нового вируса они получили только в конце декабря. Что он – утверждает одна из ведущих исследователей Ши Чжэнли (известная изучением вирусов, передаваемых летучими мышами) – отличается по генетическому строению от тех, которые изучались в лаборатории за последние несколько лет.

Формально лаборатория в Ухане имеет наивысший рейтинг безопасности. Хотя американские дипломаты, посещавшие ее два года назад, заявляли, что там не хватает лаборантов «с достаточной квалификацией для безопасной работы» (отчеты о визитах, в которых участвовал научный атташе из посольства в Пекине, позднее попали в дипломатическую переписку), и предупреждали, что утечка может привести к «подобию вспышки атипичной пневмонии» в начале 2000-х годов.

Такие оценки также можно было бы списать на политику. Но утечки из лабораторий, где работали с опасными биологическими материалами, не раз случались в прошлом – в том числе в Китае. Одна из них произошла во время распространения атипичной пневмонии и позднее была подтверждена официально. Тогда заразились двое сотрудников Национального института вирусологии в Пекине, при этом, по данным ВОЗ, речь, предположительно, шла о двух изолированных инцидентах (то есть утечек было две). Это не привело к массовым заражениям, но напомнило о рисках. «В лаборатории могут действовать строгие правила, исключающие заражение, – отмечал Антуан Данчин, эпидемиолог Гонконгского университета. – Вопрос в том, соблюдаются ли все они на практике».

Риски

Риски связаны не только с возможностью утечки, но и со спецификой работы института. Научный центр в Ухане – одно из мест, где проводились (и, вероятно, проводятся до сих пор) спорные эксперименты по «мутациям с приобретением функций», опыты, в ходе которых вирусы специально модифицируются, чтобы придавать им новые, более опасные характеристики. Например – большую смертоносность или способность передаваться от животных к людям.

Это не секретные разработки – эксперименты открыто проводятся в десятках лабораторий по всему миру. Центр в Ухане среди прочего финансировался за счет международной программы PREDICT по исследованию вирусов, проекта объемом в сотни миллионов долларов, поддержанного Агентством США по международному развитию. Год назад стало известно, что правительство США разрешило эксперименты с вирусом птичьего гриппа (H5N1), которые могут сделать его более опасным для человека.

В лаборатории института вирусологии в Ухане. Фото с сайта Whiov.cas.cn

Сторонники таких экспериментов уверяют, что они необходимы для борьбы с опасными болезнями – можно заранее изучить наиболее серьезные разновидности известных вирусов (которые гипотетически могут появиться в будущем), заявляют они, и лучше подготовиться к эпидемиям. «В распоряжении научного сообщества есть развитые технологии для борьбы с вирусными угрозами, и их можно использовать», – отмечала группа американских исследователей в заявлении, опубликованном несколько лет назад.

Но критики настаивают на том, что польза таких опытов сомнительна, а риски велики. Лабораторные исследования новых вирусов, как отмечает Колин Карлсон, доцент биологии Джорджтаунского университета, в любом случае дают лишь ограниченное представление о том, как они могут распространиться среди людей и насколько опасными окажутся (даже для известных болезней, указывают эксперты в комментарии для Всемирного экономического форума, показатели их заразности могут сильно различаться – в зависимости от внешней среды, присутствия других болезней и множества разных факторов). «Я не видел свидетельств того, чтобы такие эксперименты помогли при разработке вакцин, – говорит Томас Инглсби, директор Центра здравоохранения в Университете Джонса Хопкинса. – И того, чтобы они могли принести существенную пользу вне лабораторий». «Исследования, проводившиеся в рамках программы PREDICT, – считает Ричард Эбрайт, профессор химии в Университете Рутгерса, – не помогли бороться с нынешней эпидемией (участники проекта, отвечая на претензии, ссылались на сложность анализа и недостаток средств. – Прим. «Ферганы»). Они не помогли в создании лекарств или вакцин».

Противники таких опытов считают, что создание более опасных вирусов спорно с этической точки зрения и что даже в самых защищенных лабораториях полностью не исключена возможность утечек. «Лабораторное создание опасных и легко передающихся вирусов связано с повышенными рисками, – отмечали ученые, выступившие с обращением несколько лет назад. – Случайное заражение может вызвать вспышки заболевания, которые сложно будет взять под контроль». «Такой работой занимаются признанные вирусологи, – говорит Томас Инглсби. – Но даже в самых передовых лабораториях возможны ошибки».

Подобное происходило неоднократно. В США несколько лет назад сотрудник Центра по контролю над распространением заболеваний, исследовавший формы птичьего гриппа, из-за спешки нарушил процедуры и случайно отправил коллегам из Министерства сельского хозяйства опасный вирус H5N1 вместо более легкого H9N2 (все птицы, на которых испытывали вирус, погибли, заражения людей удалось избежать). В том же году стало известно, что десятки сотрудников центра могли подвергнуться воздействию образцов сибирской язвы (из-за нарушений правил безопасности при их доставке в лаборатории). По официальным данным, за вторую половину 2000-х годов нарушения при работе с биологическими агентами в США, о которых стало известно властям, происходили в среднем каждую неделю.

Риски таких опытов, считает Кевин Эсвелт, исследователь из MIT, один из разработчиков технологий редактирования генов, распространяются и на более широкое научное сообщество. «Какими были бы последствия для науки, для ее репутации, – отмечал он в беседе с журналистами год назад, – если бы один из вирусов, созданных в лаборатории, вырвался наружу и привел к гибели людей?»

Могло ли такое все же произойти в Китае? Господствующее мнение среди экспертов, основанное в том числе на генетическом анализе нового вируса, сводится к тому, что он имеет природное происхождение. Однако некоторые указывают на то, что имитация природных условий (последовательное заражение животных с контролем естественных мутаций вируса) практикуется в лабораториях. «Нет признаков, что он создан искусственно, – говорит Джонатан Эйзен, биолог Калифорнийского университета. – Но вариант с последовательным заражением животных в лаборатории сложно проверить. Вариант, при котором исследователи взяли вирус из природной среды, экспериментировали с ним, а затем кто-то случайно заразился и разнес его среди людей, очень сложно отличить от сценария, при котором люди просто заразились от диких животных».

  • Разрыв цистерны в Норильске привел к катастрофе. На восстановление экосистем уйдут десятки лет.

  • Протесты против убийства афроамериканца в США обернулись поджогами и мародерством

  • Из-за борьбы с коронавирусом по всему миру сорваны миллионы операций других больных

  • В жилом районе Карачи разбился пассажирский лайнер