Археологические холмы Ташкента

Историк Борис Голендер — об остатках древних поселений на современной территории столицы Узбекистана

Многие ташкентцы даже не подозревают, что Ташкент — это город археологических объектов. Более двадцати таких таинственных зелено-желтых холмов возвышаются на территории Большого Ташкента. Эти холмы не что иное, как остатки древних сооружений, остатки древних поселений, остатки храмов. К сожалению, большая часть из них еще не изучена.

Эта лекция ташкентского журналиста, историка и краеведа Бориса Анатольевича Голендера была записана в 2016 году. Полная текстовая расшифровка — ниже.

Для того чтобы представить вам, что такое археологический Ташкент, мы решили начать наш рассказ с самого грандиозного холма, который возвышается на высокой точке Ташкента, между Юнусабадом и северо-востоком, где высота над уровнем моря почти 500 метров, даже больше. И вот этот холм, как и некоторые другие в Ташкенте, называется Ак-тепе — белый холм — Ак-тепе Юнусабадское.

Несмотря на то что этот холм имеет впечатляющие размеры, в виде запятой он возвышается даже над высотными жилыми домами жилого массива Юнусабад, тем не менее это не самый главный археологический остаток старого Ташкента, вернее Чача, как назывался наш город еще до арабского завоевания. Это сторожевая крепость. По некоторым представлениям, это летняя резиденция царей Чача. Она имеет очень интересное строение — низкая часть значительная и высокий донжон (цитадель или башню).

Это остатки Храма огня. Раскопки здесь производились еще после Второй мировой войны. Археолог Шишкин в 1948 году установил, что это поселение, которое находится под глинистыми холмами, вот здесь под нами, возникло не ранее III века нашей эры, то есть 1700 лет назад. Где-то уже в V–VI веках такая активная жизнедеятельность здесь была прекращена. Скорее всего, это была сторожевая крепость на северных окраинах Чача.

Действительно, если мы посмотрим на окружающую нас местность, то отсюда прекрасно видны все районы нынешнего города Ташкента и видна горная цепь, покрытая еще снегами в это время года. Это западный Тянь-Шань. А левее открывается степь. Именно отсюда древние жители Чача ожидали всегда нападений врагов — кочевников. Поэтому вполне естественно, что наши далекие предки выбрали это место для сторожевой крепости.

Интересно, как выглядели вот эти возвышающиеся над укрепленными поселениями Храмы огня. Их несколько найдено на территории Ташкента. Стратиграфические исследования археологов, то есть послойное изучение этих остатков строительных, показывают, что они построены были примерно одинаково. Это были такие усеченные пирамиды, на верхушке которых горели вечные огни, а этот вечный огонь приносили от царского огня.

Обряд, видимо, был зороастрийский такой, напоминающий несение современного олимпийского огня. Царский огонь зажигался самим верховным жрецом, чаще всего это и был хорезмшах, или шахиншах Ирана, или правитель Самарканда Ихшид. И вот от него потом несли этот огонь торжественно жрецы к тем храмам, которые располагались по всей территории современного Узбекистана. Основание прямоугольное имело как будто четыре львиные лапы. Это очень характерный пример Храма огня.

И вот когда уже в наше время, несколько десятилетий назад, в Ташкенте одна индийская фирма строила высотную гостиницу, то руководитель этой фирмы происходил из Бомбея, из религиозной общины парсов. А парсы — это наследники зороастризма в современном мире. И вот он очень заинтересовался этим холмом Ак-тепе Юнусабадское, где мы сейчас находимся, и даже приезжал сюда для совершения каких-то, ему только известных обрядов в Навруз.

Кроме того что здесь были обнаружены строительные остатки, здесь еще и были найдены различные артефакты, которые неопровержимо свидетельствуют, что жизнь здесь бурлила, протекала в это время — с III по VI век нашей эры, когда был расцвет государства Чач. Сегодня мы находим в почве Ташкента старинные, домусульманские монеты, выпущенные царями Чача. Они очень характерны и на них очень часто изображается хищник, либо это лев, который смотрит влево, либо вообще непонятный какой-то леопард, может быть, с изогнутым хищно хвостом. Это, видимо, была тамга правителей Чача, и по ней очень характерно эти монеты можно определить. А вокруг идут всегда согдийские надписи. И эти согдийские надписи свидетельствуют, читаются — такой-то царь Чача. Это происходило на протяжении многих столетий. Видимо, часть из этих монет обращалась, а может, даже и чеканилась вот здесь, где мы с вами находимся, потому что такого рода монеты были здесь тоже найдены. Это все происходило до арабского завоевания Мавераннахра.

То, что Ташкент никогда не был каменным городом, как иногда переводят его название, он был всегда городом глиняным, особенно хорошо видно в местах этих археологических памятников. Эти глиняные стены, которые мы здесь открыли, говорят о том, что цивилизация на территории Узбекистана одна из древнейших, потому что древнейшие цивилизации были глиняными. Мохенджо-Даро, Хараппа в долине Инда или в Междуречье древние шумерские цивилизации, старовавилонская, сирийская, это были из царства глины. «Из праха мы пришли и в прах уйдем», — писал великий поэт Востока Омар Хайям.

Археологи, кстати говоря, тоже после раскопок в наших памятниках засыпают глиной то, что им удается открыть, потому что глинистая цивилизация очень нестойкая. Проходит несколько десятилетий, и погодные условия, дожди, атмосферные осадки, ветры, изменяют очень то место, где все происходит.

Особенно это было интересно в героический период археологии, когда англичане, например, в нынешнем Ираке раскопали древнейшую цивилизацию человечества — Ур и Урук. Кроме глины они там ничего не нашли. Как-то было даже странно, что люди, которые жили 5 тысяч лет назад, имели письменность, они не создавали каких-то грандиозных каменных изваяний, все ожидали этого.

На самом деле археология — это в основном наука черепков, потому что кусочки глиняных сосудов имеют большую специфику. В зависимости от того, как она залегают, археологи чаще всего датируют подобного рода открытые древние поселения. С этой точки зрения Ташкент не приобрел особой древности при раскопках Ак-тепе Юнусабадского, потому что III век нашей эры — это уже время, когда Кушанское государство сходило на нет, наступления хионитов, эфталитов происходили на территории нынешнего Узбекистана. Это уже ближе к нам. А вот где же более древние остатки Ташкента? Ведь известно, что Ташкент уже во II веке до нашей эры был большим городом, Чачем, Ши, китайцы говорили. А где он? Получается, что надо искать в другом месте.

Доказательства существования городского поселения на территории Ташкента впервые были получены на этом холме, куда мы переехали с северной стороны Ташкента на самый его юг. Здесь была воздвигнута 2 тысячи лет назад небольшая сторожевая крепость. Она небольшая, потому что южная сторона Ташкента, видимо, была безопасней. Здесь уже были свои земледельцы, и нападения отсюда ожидать приходилось меньше. И вот здесь в 1982–1983 годах работал небольшой археологический отряд Маргариты Филанович.

Маргарита Филанович много десятилетий возглавляет ташкентский археологический отряд. И вот тогда ей удалось в основании этого холма обнаружить артефакты, связанные с рубежом нашей и не нашей эры. Если посмотреть на этот археологический объект из космоса, а такие снимки в Интернете есть, мы увидим квадрат, в одном углу которого возвышается круглый холмик. Вот этот круглый холмик, около которого я стою, начали раскапывать археологи, и они обнаружили в основании холма основание Храма огня, а также некоторые предметы, которые свидетельствовали о существовании здесь зороастрийского храма, в том числе частей ритонов, специальных сосудов, которые употребляются жрецами при жертвоприношению огню — маслом, вином — для того, чтобы можно было красиво подносить это при пении гатов зороастра.

И вот кусочек такого ритона в виде жреца чисто ахеменидского вида и многие другие факты свидетельствовали о том, что здесь существовало городское поселение, поселение городского типа, как говорили тогда. И это послужило основанием для утверждения празднования Ташкентом 2 тысячи лет.

Другие видеолекции Б.Голендера:

Эту дату признало ЮНЕСКО. И в 1983 году даже были выпущены юбилейные памятные медали «Ташкенту 2 тысячи лет», провели конференции научные и другие мероприятия, а археологи ограничились раскопками на Шош-тепе, на этом холме, что вот да, действительно в окрестностях Ташкента существовала такая сторожевая крепость, которая имеет древность 2 тысячи лет — I век до нашей эры. Но это, опять же, не тот Чач, о котором писали китайские путешественники эпохи Хань, а это только маленькая сторожевая крепость. Поэтому раскопки здесь не были полностью проведены, и весь фронт этот не был вскрыт. Хотя тут ожидать особых находок нечего. Это было небольшое поселение, где, видимо, был гарнизон и этот Храм огня. Но интересно, что строение его точно такое же, как на Ак-тепе Юнусабадском.

Я говорил о том, что основания этой усеченной пирамиды имели вид таких львиных лап, вот одна из них прямо около меня. В таком виде она сохранилась до нашего времени. Кроме того, в этом раскопе очень хорошо видны следы пожаров, которые в виде серых прослоек в глине, вот они видны здесь. Вообще, здесь, конечно, не музеефицировано это дело, тоже заспаны потом полученные результаты обыкновенной глиной, тем не менее мы здесь видим эти следы различных слоев археологических.

Ученые говорят, что в течения столетия нарастает почти 20–30 сантиметров за счет просто ветровой эрозии и атмосферных осадков. Поэтому эти холмы имеют вид таких желтых тепе. Еще можно древности эти узнать следующим образом: здесь почему-то очень любят расти так называемые дикие арбузы или каперсы. Растения очень любят старинные тепе. Осенью здесь среди пожухлой уже травы мы можем увидеть такие маленькие арбузики. Дети, которые очень любят эти места романтические, окрестные мальчишки устраивают здесь свои военные игры. Сюда часто приходят люди просто подышать свежим воздухом, потому что с этой стороны Ташкента открывается широкий горизонт на один из районов Ташкента — Сергели он называется. А когда-то в этом направлении были плавания вокруг Чирчика и его протоков, заросшие камышом такие туркестанские джунгли. Они называются тугаи. И эти тугаи были опасны, потому что, помимо огромного количества кабанов, которые здесь водились, за ними охотились туранские тигры, тигры иногда заходили прямо в сторону Ташкента. Это такая была уже 200 лет тому назад дикая территория, где почти никакого населения не было. Может, поэтому хорошо сохранились эти холмы.

Самое интересное место в Ташкенте — это, конечно, холмы Мингурюк. Это и есть остатки древнего Чача, который был в начале VIII века уничтожен арабскими завоевателями, которые наступали здесь во главе с полководцем Кутейбой ибн Муслимом. И вот остатки этого древнего города занимали в Ташкенте раньше очень большую территорию, на территории нынешнего нового города это находится, от Салара до сквера. Но городская застройка, которая здесь началась в конце XIX века, уничтожила практически большинство этих холмов. И только останец такой высотой 16 метров возвышался недалеко от Дворца культуры железнодорожников.

В годы моей молодости мы здесь так же, как и сейчас, на Ак-тепе Юнусабадском или на Шош-тепе мальчишками бегали среди этих глиняных холмиков, искали старинные монеты, иногда находили после дождя. И вот этот останец уже был изучен в конце XIX века. Археологи обнаружили, что здесь, видимо, были остатки дворца царей Ташкента, украшенного настенными фресками, но очень сильно разрушенного и сгоревшего. И дальнейших раскопок здесь уже не проводили. Так и считалось, что это где-то начало VIII века. Территория Мингурюка — это был город, которые существовал примерно в те же времена, что и во времена крепости Ак-тепе Юнусабадская. Но это продолжалось только до 2008 года, когда ташкентский археологический отряд во главе с той же Маргаритой Ивановой Филанович, доктором исторических наук, провел здесь раскопки. И было обнаружено, что под полом этих остатков дворца ташкентских царей находятся другие, более древние, здания. И тогда здесь были обнаружены остатки Ташкента, возраст которых соответствует летописным упоминаниям китайцев, то есть 2200 лет. Возраст Ташкента увеличился сразу за несколько десятилетий на 200 лет. И уже в 2009 году город праздновал свою 2200-летие с согласия ЮНЕСКО, мирового сообщества и так далее.

И вот тогда по инициативе президента Республики Узбекистан Ислама Каримова здесь была музеефицирована эта территория с помощью российской фирмы «ЛУКОЙЛ». В результате получился вот этот небольшой музей, можно сказать, не совсем под открытым небом. Холм Мингурюк хранит множество археологических слоев. Здесь при музеефикации этого места эти слои, конечно, не были полностью вскрыты, а просто разрезаны и показаны зрителю, как это все выглядит. Естественно, самые древние слои находятся в самом низу. И вот там Маргарита Ивановна Филанович и доказала присутствие тоже Храма огнепоклонников, Храма огня. А 20 лет назад, когда я вел телепередачу с этих холмов, здесь, конечно, никакой крыши, никаких столбов и никаких разрезов не было. Эти холмы, вернее остатки холма Мингурюк, представляли из себя точно такой же вид, как то, что мы видели на Шош-тепе и на Ак-тепе Юнусабадском. А так же мальчишки бегали здесь, по этим крутым склонам. А теперь здесь крыша, потому что такие холмы подвержены атмосферной эрозии. Для того чтобы сохранить для потомства такое удивительное место, было решено создать здесь небольшой музей археологии.

Я должен сказать, что он очень впечатляет. Мы тут видим не только эти слои, перемешанные с угольными прослойками от пожаров. Холм Мингурюк как населенный пункт продолжал существовать и после того, как столицу Чача арабские завоеватели сожгли. Здесь снова селились люди, потом снова происходили какие-то исторические события, уничтожавшие это поселение, и опять оно росло. Поэтому эти слои имеют самый разный возраст. Здесь огромное количество керамики, самой разной, буквально любой кусочек этой земли чуть-чуть поскрести, и мы там обнаружим обязательно кусок глиняного сосуда. Я уже не говорю о монетах древнего Чача, которые в глубинных слоях попадаются все с теми же хищниками или с таким знаком многоконечным — тамгой царей Чача VII века.

Это все пережитки очень древней жизни. Поэтому считается, что холмы Мингурюк — это и есть древний Чач, который потом арабы называли Шаш. Когда уже был построен мусульманский город на нынешнем Старом городе, его назвали Мадина аш-Шаш, город Чача. От Чачкента до Ташкента всего один шаг. Так вот с этого места, где мы с вами сегодня все это смотрим, начался наш древний город Ташкент. Несмотря на то что масштабы этих холмов совсем невелики, мы должны помнить, что холмы эти были большие, высокие, занимали почти четверть нынешнего нового города Ташкента. И если кто-то из вас откроет роман Абдуллы Кадыри «Минувшие дни», где действие происходит в первой половине XIX века, там даже есть целая глава, которая называется «Мингурюк», и главный герой этого романа здесь видит огромные холмы, с них он может рассмотреть все тот же горный кряж западного Тянь-Шаня, который так прекрасно виден и из Юнусабадского Ак-тепе, и из Шош-тепе. Это три звена той большой цепи археологических памятников, которые наполняют Ташкент. Они разного возраста. Очень многие из них имеют многослойное строение, они еще требуют изучения археологами, историками, учеными для того, чтобы еще лучше понять прошлое такого древнего и важного центра цивилизации, каким был Ташкент на протяжении 2200 лет.

* * *

Все лекции Бориса Голендера об истории и культуре Узбекистана смотрите на канале «Ферганы» в Youtube.

Читайте также