В ЦБ Узбекистана объяснили ограничения по валютным операциям и денежным переводам

На пресс-конференции 16 сентября. Мамаризо Нурмуратов - в центре. Фото с сайта Kun.uz

Председатель Центрального банка Узбекистана Мамаризо Нурмуратов на пресс-конференции 16 сентября объяснил причины введения в этом месяце ограничений, связанных с валютным контролем.

Как сообщала «Газета.uz», Центробанк планировал с 18 сентября ужесточить требования по валютным операциям для коммерческих банков. В частности, юридические лица должны были покупать иностранную валюту и проводить валютные операции только через банки, где у них открыт основной счет. Банкам было поручено установить строгий контроль за операциями по продаже инвалюты предпринимателям и закрыть вторичные счета юрлиц-клиентов, чтобы они могли проводить конвертацию только через один банк.

Решение о введении ограничений по валютным операциям для банков и бизнеса вызвало широкий общественный резонанс: экономисты и журналисты увидели в нем попытку сворачивания либерализации экономики. Это вынудило Центробанк пересмотреть требования и даже отменить их.

«Решение, принятое накануне комитетом банка, стало причиной острых дискуссий. Самое главное — мы не увидели позитивных мнений об этом решении. В философии есть такое понятие: ''Решение, которое не приняло общество, — это неверное решение, какую бы цель оно ни преследовало''.

Никакой речи о сворачивании либерализации быть не может. Никакого возврата назад не будет.

Целью было усиление комплаенса, а не ограничение конвертации», — сказал Мамаризо Нурмуратов на пресс-конференции.

В комментарии на сайте ЦБ говорится, что требование проводить валютные операции только через банк, в котором открыт основной счет, было продиктовано стремлением обеспечить прозрачность таких транзакций и совершенствовать их мониторинг. На этом настаивают иностранные банки-партнеры, которые указали на необходимость усиления работы по надлежащей проверке клиентов (KYC — Know your client) при проведении валютных платежей.

«Данное решение Комитета по банковскому надзору не предусматривало введение ограничений на операции хозяйствующих субъектов, предусматривающие покупку иностранной валюты, а также проведение других валютных операций. <…> Однако, принимая во внимание предложения и замечания субъектов предпринимательства, а также средств массовой информации было принято решение об отмене требований касательно необходимости проведения валютных операций субъектов предпринимательства через банки, в которых открыт основной счет», — пояснили в Центробанке.

При этом коммерческим банкам предписано надлежащим образом исполнять требования комплаенс-контроля при обслуживании вторичных счетов клиентов, добавили в ЦБ.

На пресс-конференции Мамаризо Нурмуратов отметил, что в отмененном решении банкам предписывалось принять меры по контролю клиентов и снизить санкционные риски.

Глава ЦБ напомнил, что Узбекистан вошел в список стран, которые потенциально могут нарушить режим санкций против России, поэтому было решено усилить комплаенс-контроль.

«Наша основная цель — чтобы завтра наши бизнес-субъекты не попали под санкционные комплаенс-ограничения по валютным операциям, переводам. То есть наша цель — устранить ограничения для валютных переводов. Потому что происходят такие вещи — субъект переводит деньги, а банк не зачисляет платеж зарубежному компаньону два-три месяца. Местный банк провел платеж, но у зарубежного возникают подозрения», — цитирует Нурмуратова «Газета.uz».

Еще одной причиной принятия указанного выше решения глава ЦБ указал обеспокоенность тем, что через вторичные счета может незаконно выводиться валюта в рамках покупки импортных товаров. Он сообщил, что в семи банках, включая пять государственных, операции по конвертации валюты через вторичные счета выросли с 8,9−9% до 24%. Среди таких операций встречались даже валютные платежи по контрактам, заключенным пять-шесть лет назад.

Нурмуратов прокомментировал также введенный в начале сентября запрет на проведение трансграничных операций платежными системами. Он пояснил, что платежные организации:

👉 получали лицензии для осуществления операций внутри Узбекистана, то есть трансграничные операции для них являются нелицензионной деятельностью;

👉 начали совершать от имени клиентов операции, связанные с конвертацией;

👉 зачисляли средства как экспортные поступления, хотя никакой экспортной операции не проводилось;

👉 не идентифицировали отправителей и получателей денежных средств.

«Как нам надо было поступать? Это нарушение валютного законодательства и законодательства касательно легализации преступных доходов», — подчеркнул глава ЦБ.

Он назвал чушью заявления платежных сервисов о том, что они специализировались на международных денежных переводах от мигрантов.

«Я вам объясню, почему мы на это закрывали глаза и потом пришлось принимать такое решение. Прежде всего, [платежные организации] говорили, что денежные средства мигрантов переводят, — здесь все чушь. Я в прямом смысле заявляю. Даже 1% не составляет доля платежных организаций в денежных переводах [мигрантов]», — заявил глава ЦБ.

Отдельно Нурмуратов остановился на вопросе ужесточения требований для банков при выделении автокредитов. Теперь доля займов на покупку автомобилей в кредитном портфеле банков не должна превышать 25%, чтобы снизить риски для финансовой системы.

«Сейчас мы видим, что темпы роста [автокредитования] в несколько раз превышают общие темпы роста кредитования. Это говорит о высокой степени концентрации риска по одному виду кредита», — отметил глава регулятора.

Нурмуратов подчеркнул, что ужесточение требований не повлияет на выдачу автокредитов — «как выдавали, так и будут выдавать». Ограничения касаются только тех банков, которые вышли за нормативы. В частности, у некоторых банков автокредиты составляют более 50−60% кредитного портфеля.

Читайте также
  • Казахстанский журналист Лукпан Ахмедьяров выпустил документальный фильм про Кантар

  • По следам Кантара — «январских событий» в Казахстане

  • Как власти Кыргызстана с помощью судебной машины репрессируют независимую прессу

  • Почему строители больше года не могут получить деньги за возведение русскоязычных учебных заведений в Таджикистане