Представитель ВОЗ в Таджикистане перед визитом миссии перестала отрицать COVID-19

Галина Перфильева. Кадр канала «Таджикистан»

Постоянный представитель Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в Таджикистане Галина Перфильева, долгое время поддерживавшая официальную позицию Минздрава об отсутствии в республике COVID-19, перед ожидающимся приездом миссии ВОЗ в интервью «Озоди» перестала настаивать на санитарно-эпидемиологическом благополучии таджикистанцев.

На замечание, что директор Европейского регионального бюро ВОЗ Ханс Клюге покажет реальное положение дел в таджикистанских больницах, Перфильева ответила следующее: «Задача ВОЗ не найти этот вирус, а помочь нашим коллегам-медикам с этим вирусом бороться. Мы надеемся, что миссия приедет и поможет. Понятно, что страны региона не были готовы к COVID-19, нет оборудования, оснащения. Мы рассчитываем на помощь доноров и партнеров».

В начале апреля в эфире телеканала «Таджикистан» Перфильева говорила: «По официальной статистике, и мы это подтверждаем, так как тесно сотрудничаем с лабораторией, которая проводит ПЦР-тестирование, в Таджикистане нет ни одного позитивного случая COVID». Позже в интервью «Коммерсанту» она уточнила, что «категорически утверждать, что в стране нет случаев заболевания, нельзя», поскольку «существуют бессимптомные формы COVID-19, и в Таджикистане, как и в абсолютном большинстве стран, нет возможности проводить лабораторные исследования всего населения, чтобы выявить их».

В интервью перед приездом миссии она продолжила развивать этот тезис, подчеркивая, что эпидемиологическая ситуация в Таджикистане не отличается от ситуации в других странах: «Я нигде не писала о том, что я стопроцентно не верю [в отсутствие COVID-19 в Таджикистане], я говорила о том, что мы видим картину, которая происходит во всем мире, и во всех странах есть большой процент случаев, протекающих бессимптомно. И поэтому утверждать, что в Таджикистане все абсолютно благополучно, не будет никто», — заявила Перфильева.

На упреки из соцсетей в том, что представитель ВОЗ не перепроверяет информацию от Минздрава Таджикистана, Перфильева ответила так: «Я не читаю Facebook, у меня нет на это времени. Каждый, наверное, судит так, как ему кажется. Мы делаем все возможное. У нас небольшая команда, мы рассчитываем на то, что коллеги приедут и укрепят нашу команду. Наша задача заключается в том, чтобы у медработников были последние рекомендации ВОЗ и по диагностике, и по лечению, и по эпидемиологическому исследованию».

Она в очередной раз подтвердила, что сомневаться в качестве используемых тестов не приходится, поскольку они получены из Германии и российского института «Вектор», которые имеют сертификацию ВОЗ, но уточнила, что пробы не отсылались на валидацию в лондонскую лабораторию с конца марта — с тех пор, как Таджикистан закрыл воздушные границы.

Перфильева не верит в публиковавшиеся в независимых СМИ сообщения о подозрительных смертях, когда людей с диагнозом «пневмония» хоронили в условиях повышенных мер предосторожности, в закрытых гробах, в саване, пропитанном хлорным раствором. «Скажите, пожалуйста, вы видели это сами? Я не видела <...> Мне бы очень хотелось иметь конкретные факты <...> Я не могу это подтвердить, потому что не видела это своими глазами», — заявила представитель ВОЗ в Таджикистане.

По словам Перфильевой, состав миссии, которая отправится в Таджикистан, пока не утвержден, план ее мероприятий в республике не разработан. Статистикой смертности от пневмонии представительница ВОЗ не располагает, хотя запросила ее в Минздраве.

Согласно опубликованным таджикистанским Минздравом данным, в первом квартале 2020 года случаев заболевания пневмонией зарегистрировано меньше, чем за аналогичный период 2019 года. По данным источника «Интерфакса» в администрации Кабинета министров Киргизии, таджикистанское правительство готовится в ближайшие дни объявить о наличии инфицированных коронавирусом на территории республики.

  • Мигрантов из Центральной Азии вновь стали массово «приглашать» на фронт, даже в мечетях

  • Последствия боевых действий на таджикско-киргизской границе в фотографиях

  • Что изменилось в Афганистане после повторного захвата власти радикалами. Продолжение

  • Душанбе в очередной раз пытается «навести порядок» в Горном Бадахшане, устроив региону военную и информационную блокаду