И покраснела вся страна

Как жители Узбекистана отреагировали на ужесточение карантинных мер
Фото пресс-службы УВД Ташкентской области

В середине лета в Узбекистане значительно возросли показатели ежедневного прироста заболевших коронавирусом, увеличилось и количество летальных исходов. В итоге Специальная республиканская комиссия по борьбе с COVID-19 решила вернуться к старому доброму способу борьбы — закручиванию гаек. Мол, расслабилось население – перестало соблюдать санитарные нормы, получите повторное ужесточение карантина.

С 10 июля по 1 августа в республике вновь прекращена работа вещевых рынков, крупных торговых точек, запрещены свадьбы и прочие увеселительные мероприятия, закрыты фитнес-центры, детские сады и лагеря. Общепит снова стал работать исключительно на доставку. Пожилым людям велели не выходить из дома. На личном авто в городах теперь можно передвигаться только по будням и всего шесть часов в сутки. Это если нет специального стикера, о котором многие уже и позабыли, и если машина не такси. Извозчики от этих решений выиграли: резко взвинтили цены, оправдываясь тем, что им необходимо отделить свои сиденья в салоне от пассажирских пленкой – какой-никакой, а расход.

Система разделения страны на цветные зоны себя не оправдала. Отныне весь Узбекистан стал красным как зона с повышенной опасностью. Усиленные ограничения не коснулись разве что чиновников и руководителей ряда госорганизаций, которым, к примеру, и стикер не требуется, чтобы ездить в машине в любое время, и правила карантина иногда можно нарушить, если очень надо.

Не являются ли сами правила карантина нарушением конституционных прав человека, например права на свободное передвижение? На этот вопрос, которым задаются некоторые граждане, ответил заместитель министра юстиции Музраф Икрамов. На выручку чиновнику пришла фраза «за исключением ограничений, установленных законом». В данном случае получается, что закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», предполагающий запрет на передвижение, имеет приоритет перед Конституцией. Кроме того, юрист признал легальным право правительства создавать специальные комиссии, которые вольны устанавливать карантин. Споры о полномочиях комиссии являются беспочвенными и не имеют никаких юридических оснований, заявил Икрамов.

Инструкция по выживанию

Карантинный пост в Узбекистане. Фото из телеграм-канала @koronavirusinfouz

Как позже пояснил представитель штаба по борьбе с COVID-19 Хабибулла Акилов, жесткий карантин понадобился врачам, которые устали за время пандемии и физически, и психологически. Изначально медики просили правительство установить ограничительные меры на 28 дней (два инкубационных периода по 14 дней), но в итоге стороны сошлись на 20 сутках.

По словам Акилова, если количество инфицированных возрастет до тысячи в день, то систему здравоохранения республики ждет полный коллапс. Больных просто негде будет лечить. А все идет к тому, так как 13 июля был установлен антирекорд – 594 новых носителя COVID-19 в сутки. И есть ощущение, что это не последнее «достижение» этого лета.

Власти также признали, что не могут удовлетворить спрос населения на тестирование. Если раньше анализ делали пять-шесть часов, то сейчас на это уходит до недели. Следовательно, ожидающий результатов пациент не находится в изоляции и может заразить окружающих. По закону рынка при спросе найдутся и предложения. В Ташкенте предприимчивые граждане уже начали продавать экспресс-тесты на COVID-19 (похожие на тест на беременность). Китайские стоят $4, корейские – $16. Но их эффективность и безопасность не подтверждены.

На самом деле разгрузка медработников началась с 5 июля, когда бессимптомным больным разрешили лечиться в домашних условиях. Под наблюдением не только людей в белых халатах, но и сотрудников МВД, Нацгвардии и Министерства махалли. Впрочем, правила соблюдаются не всегда. Соседи одной из жертв коронавируса (умершей 76-летней жительницы Чиланзарского района Ташкента) сообщили, что они не знали о наличии в доме зараженной. В больницу ее не увезли, родственников (десять человек) также не забрали на карантин, СЭС провела всего одну дезинфекцию после смерти больной, были устроены поминки с гостями и прочее. Участковый, уже не говоря о нацгвардейцах, никак не реагировал на нарушения. То есть жильцы многоквартирного дома находились в зоне риска, но никому до этого не было дела.

Перегруппировка сил произошла и в карантинных зонах. Многих постояльцев спецлагеря «Уртасарай» отпустили по домам, освободив места для соотечественников, скопившихся на казахстанско-узбекской и российско-казахстанской границах. Послабления коснулись и тех, кто возвращается чартерными авиарейсами. Обязательный карантин в медучреждениях будут проходить только пассажиры из стран с неблагоприятной эпидемиологической обстановкой. Остальные – по месту проживания.

Предупреждение о карантине в Узбекистане. Фото с сайта Gazeta.uz

Минздрав наконец утвердил инструкцию по ведению пациентов, болезнь которых протекает в легкой форме, дома (спустя почти четыре месяца после первого случая COVID-19). Инфицированным положено изолироваться от других членов семьи, принимать симптоматическое лечение, пить больше жидкости и часто мыть руки. В общем, руководство, наверное, и полезное, но оно громоздкое, изобилует терминами, таблицами, рисунками – поскольку предназначено главным образом для медработников. Почему бы не создать краткую и понятную даже детям памятку для населения? Наверное, на это нужно время.

А пока проще обратиться в Facebook. Здесь некоторые врачи пишут свои практические рекомендации и упрощенные разъяснения. Например, Parvina Khamraeva рекомендует не принимать антибиотики, иммуностимуляторы и прочие сомнительные препараты для профилактики заболевания, не вдыхать пары спирта через маску, не верить в «живительную силу» чеснока, не полоскать рото- и носоглотку перекисью водорода.

Психотерапевт Азизбек Болтаев, заявив о большом количестве обратившихся к нему за помощью людей, притом что он не является вирусологом или инфекционистом, дал несколько рекомендаций Минздраву по разгрузке врачей. Он предложил ведомству создать краткий онлайн-курс по лечению COVID-19, а также организовать дистанционные консультации, которые бы вели квалифицированные, специализирующиеся именно на коронавирусе доктора. По мнению Болтаева, необходимо избавить частные клиники от штрафа за выявление в процессе их работы инфицированного пациента. В такой сложной эпидемиологической ситуации бизнесмены понимают, что избежать зараженных в стенах учреждения вряд ли удастся. И чтобы за каждый такой случай не платить $6000, им проще закрыться на карантин. С отменой санкций частники ускорили бы тестирование граждан и забрали бы у государственных больниц часть пациентов.

Очевидно, инструкции по выживанию и реорганизации системы здравоохранения нужно было активировать раньше. Тогда бы, глядишь, и не пришлось ужесточать карантин.

Социальная подачка

Основания для введения жесткого карантина у узбекских властей, безусловно, имеются. Но как быть большинству граждан, которые с начала введения мер и по сей день остаются без доходов? Предположим, условный глава семьи потерял работу 16 марта — в первый день введения карантина. В момент послаблений режима его предприятие не открывалось. Значит, 1 августа исполнится 4,5 месяца как он сидит без дела и без денег. Кто думает о том, чем питаются семьи вынужденных безработных, кто о них заботится?

Участницы флешмоба против карантинных мер. Фотографии из соцсетей

В связи с «карантином 2.0» этот вопрос вышел на первый план. Представители правительства, объявляя о новых мерах, пообещали выдать малоимущим пособия. И вот этот день настал. На поддержку сограждан, оставшихся без гроша в кармане, государство выделило 20 млрд сумов ($1,96 млн). Адресную помощь получат 120 тысяч семей. Притом что в январе текущего года президент республики Шавкат Мирзиёев заявил, что малообеспеченных в стране 4-5 миллионов (если разбить их на семьи по пять человек, получим минимум 800 тысяч семей). Да и сумма выходит просто смешная (на эту тему не пошутил только ленивый). На каждую семью придется примерно по 160 тысяч сумов ($16,3). Хотя, по подсчетам экономистов, «прожиточный минимум» в стране составляет 800 тысяч ($78,5), а размер потребительской корзины – 650 тысяч ($63,8). Безусловно, львиная доля средств антикризисного фонда, в который предполагалось внести $1 млрд, уходит на систему здравоохранения и поддержку экономики. Однако и на социальные дотации правительство могло выкроить большую сумму, а не эти «слезы», которых семье не хватит и на три дня.

При этом помощь окажут продуктами и другими товарами, а не деньгами. Узбекистан не собирается осуществлять раздачу купюр (так называемых «вертолетных денег»). Резонность решения объяснил директор центра экономических исследований и реформ Обид Хакимов. По его мнению, «вертолетные деньги» разгонят инфляцию и могут увеличить дефицит бюджета республики.

Он привел в пример США, где выплатили по $1200 гражданам с доходами ниже $75 тысяч в год и по $500 на ребенка. Сумма составила 1,8% от валового национального дохода на душу населения. Если поступить по такой же схеме в Узбекистане, то на одного работающего придется по 383 тысячи сумов ($37,5) и по 100 тысяч (около $10) – на ребенка.

«Понятно, что в масштабах республики это означает простое распыление средств. Ни о каком стимулировании спроса, что и является главнейшей задачей использования “вертолетных средств”, говорить не приходится», – заключил эксперт.

Он добавил, что если выдать по $1000 всем жителям страны трудоспособного возраста (23 млн человек), то экономика лишится 38% ВВП и 77% золотовалютных запасов и просто рухнет. Экономист считает, что принятая в стране политика оказания адресной помощи населению и стимулирование его деловой активности за счет льгот – оптимальное решение в условиях пандемии, которое в перспективе даст больший экономический эффект, чем разовые выплаты.

В интернете также возникает много вопросов о том, куда уходят деньги, вливаемые в антикризисный фонд международными финансовыми институтами. Хакимов подчеркнул, что расходы этой «копилки» прозрачны, и предоставил детализацию. На сегодняшний день государство потратило из фонда почти 5,3 трлн сумов ($520 млн). Из них около 2,2 трлн ($216 млн) ушло на поддержку отраслей экономики, 1,7 трлн ($167 млн) – на финансирование дополнительных инвестиционных проектов, 746 млрд ($73 млн) – на борьбу с COVID-19 и 641 млрд ($63 млн) – на социальную поддержку населения.

Для поддержки бедняков вновь подключили волонтеров, которые могут приносить продукты, лекарства и товары первой необходимости в центры координации спонсорской помощи. Эти центры прекратили существование 21 мая, но теперь снова возобновят работу. Однако и тут не все гладко. Согласно публикации в Telegram-канале «Потребитель.уз», обратившиеся в органы местного самоуправления по месту жительства граждане наткнулись на интересное предложение. В обмен на предоставление бесплатного продовольствия малоимущим предложили вернуть часть стоимости гуманитарки деньгами. К сожалению, неизвестно, в каком городе проживают «дельцы от махалли», просители боятся сдавать их, так как все еще надеются на безвозмездную поддержку со стороны чиновников.

Новый карантин, похоже, переполнил чашу народного терпения. В интернете наблюдается настоящий «бунт»: пользователи пишут и в своих аккаунтах, и в группах, требуя от властей объяснить, как жить без получения доходов. Есть публикации с призывом отменить карантин для здоровых, которые должны работать и содержать свои семьи, а не умирать с голоду без денег. Несколько женщин устроили флешмоб, опубликовав фото с самодельными плакатами. Надписи на листах бумаги недвусмысленны: «Какая разница, от чего умирать, – от COVID-19 или от Нищеты-20», «Даже применив послабление, нам не удалось восстановиться материально!», «Кто будет кормить наши семьи?» и так далее.

Кто виноват в сложившейся ситуации и что делать? На эти вопросы, пожалуй, самые оптимальные ответы тоже дали женщины, сидящие в кабинетах власти. Депутат Максуда Ворисова обвинила в усилении карантина самих узбекистанцев, которые пренебрегают рекомендациями сверху. Заместитель министра здравоохранения Эльмира Баситханова на вопрос журналистки, как до первого августа прожить населению, оставшемуся без работы и без помощи государства, заявила, что «нация должна объединиться перед лицом невидимого врага и трудиться сообща». И, конечно, узбекистанцам надо запастись еще выдержкой, чего им и пожелал президент. «Немного терпения, и эти дни скоро минуют», – заявил Мирзиёев. А что народу еще остается.

  • Молодежь Кыргызстана открыто требует от «стариков» передать ей власть

  • Пока разношерстные политики в Кыргызстане борются за власть, граждане защищаются от погромов и помогают друг другу

  • Киргизский политик Феликс Кулов объясняет причины «октябрьской революции» и дает советы власти

  • Кто победит в Кыргызстане: устроившая переворот молодежь или «аксакалы» от политики?