До дна

Таджикские и узбекские гидротехники вместе чистят Большой Гиссарский канал — впервые за 30 лет
Большой Гиссарский канал вблизи Кара-Боло. Фото "Ферганы"

Таджикские и узбекские специалисты впервые за 30 лет проводят совместную очистку Большого Гиссарского канала, вода которого орошает тысячи гектаров земель в обеих странах. Для этого в Таджикистан из соседней республики были отправлены специалисты и техника. Начатые в марте работы намечалось завершить к маю, но пандемия коронавируса может нарушить эти планы.

Воду из Большого Гиссарского канала (БГК) протяженностью около 50 км используют для полива земель в районе Рудаки, Шахринавском, Гиссарском, Турсунзадевском районах Таджикистана и в Сурхандарьинской области Узбекистана. Долгое время, с 1992 по 2016 год, соседние страны находились в натянутых политических отношениях — это крайне негативно отражалось на экономическом сотрудничестве, в том числе в области совместного водопользования.

Улучшение началось после смены власти в Узбекистане. В марте 2018 года состоялся первый визит президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в Таджикистан, в ходе которого были обсуждены в том числе вопросы использования водных ресурсов. Тогда президенты высказались о развитии регионального партнерства в этой сфере — рационального и справедливого использования трансграничных вод. Результатом этих переговоров стало, в частности, подписание соглашения «О межрегиональном сотрудничестве», которое подразумевает восстановление и возобновление совместного использования созданных в советский период систем орошения.

БГК в Душанбе. Фото "Ферганы"

Спроси, сколько у меня воды

Лессовые земли Гиссарской долины в прежние века возделывать было очень трудно, ведь находятся они в жаркой зоне субтропиков, где возможно только орошаемое земледелие. Поэтому в Таджикистане издавна существует поговорка: не спрашивай, сколько у меня земли, спроси, сколько у меня воды. Без воды земли превращаются в пустыни.

В то же время местный климат при наличии орошения благоприятен для выращивания хлопка, фруктов и овощей. Именно поэтому в Центральной Азии в конце 1930-х — начале 1940-х годов были предприняты грандиозные стройки оросительных сетей, которые охватывали территории сразу нескольких республик.

В августе–декабре 1939 года всего лишь за пять месяцев был прорыт 350-километровый Большой Ферганский канал, через который воды Сырдарьи были перенаправлены на поля Узбекистана и северного Таджикистана. А в сентябре 1940 года началось строительство Большого Гиссарского канала.

Руководил строительством БГК опытный и талантливый инженер-гидромелиоратор Николай Давыдович Свириденко. Он приехал в Таджикистан в 1929 году по направлению Среднеазиатского госуниверситета и сразу попал на грандиозную стройку Вахшского оросительного канала. Вскоре он становится начальником водного округа Курган-Тюбинской области, самостоятельно разрабатывает сложнейшие гидротехнические проекты и руководит их строительством.

В 1939 году Свириденко назначают главным инженером величайшего ирригационного сооружения СССР — Большого Ферганского канала. За эту работу впоследствии он получил высшую правительственную награду – орден Ленина. В том же году Свириденко создает проект Комсомольского озера в Душанбе, а уже в 1940-м его назначают начальником строительства БГК. Свириденко стал одновременно главным инженером и конструктором строительства канала: опыт, накопленный им в период сооружения Большого Ферганского канала, очень пригодился здесь.

Плотина на БГК в Душанбе. Фото "Ферганы"

Методом хашара

Работы по прокладке канала велись даже в самые тяжелые месяцы Великой Отечественной войны. Стройка началась сооружением на реке Душанбинке железобетонной плотины — головного регулятора и водоспуска для южной части столицы. Это мощное для того времени гидротехническое сооружение построили за полгода, затем приступили непосредственно к рытью русла канала, воды которого должны были оживить бесплодные земли Гиссарской долины Таджикистана и Сурхандарьинской области Узбекистана.

Рытье канала осуществлялось вручную, методом хашара (совместный благотворительный труд на добровольных началах.Прим. «Ферганы»). К прокладке водной магистрали были привлечены около двух тысяч таджикских колхозников. Позже, в феврале 1941 года, к строительству присоединились еще 25 тысяч узбекских колхозников из Сурхандарьи. Интересно, что расчетная стоимость первой очереди строительства составляла около 20 млн рублей, из которых только 8 млн выделены из госбюджета, остальные 12 млн (60%) были сэкономлены за счет безвозмездного труда работников. Правда, государство в те нелегкие годы обеспечило бесплатное питание для строителей.

Весной 1941 года основные земляные работы были окончены, но строительство приостановилось после начала войны. Осенью строительство канала возобновили, однако состав рабочих изменился — трудились в основном женщины, подростки и пожилые колхозники. Тем не менее осенью 1942 года стройка была завершена. На берегах Душанбинки собралось все население города: там прошел митинг, звучали речи и поздравления. После его завершения на плотине были опущены мощные щиты, преградившие путь водам Душанбинки, и поднялись щиты головного водозабора: впервые часть реки устремилась в новое русло — Гиссарский канал.

БГК шириной 32 метра и глубиной 2 метра вобрал в себя излишки воды реки Душанбинки и протянулся до реки Каратаг в окрестностях Шахринау, неся воду и в реки Ханака и Сурхандарья. В последних поднялся уровень, что позволило орошать около 30 тысяч га земель в Таджикистане и 15 тысяч – в Узбекистане. На канале построено более 70 гидротехнических сооружений.

Системы орошения в упадке

Состояние БГК сегодня отражает общую картину с системой ирригации в Таджикистане. Почти все магистральные водоканалы, насосные станции и другие гидротехнические сооружения, построенные в советский период, сильно изношены и требуют ремонта или замены. По данным Агентства мелиорации и ирригации при правительстве республики, лишь около 8% насосных агрегатов в стране полностью отремонтированы и восстановлены, а 92% превысили технический срок эксплуатации в 2-4 раза. Для полной замены оставшихся агрегатов, электродвигателей и обеспечения орошаемых земель водой необходима замена более 1270 агрегатов с электродвигателями и 620 км напорных трубопроводов. Для этого требуется $640 млн.

За весь период независимости Большой Гиссарский канал ни разу основательно не чистили, лишь некоторые небольшие участки освобождали от глины, ила, мусора, ветвей и стволов деревьев. Во многих местах его берега размыты дождями, заросли камышом и кустарником. В пределах Душанбе и других населенных пунктов берега и русло разрушены колесами грузовиков и тачек — во время маловодья местные жители добывают со дна канала песок для строительства.

Обмелевший и заросший участок БГК в Душанбе. Фото "Ферганы"

Санитарное и экологическое состояние канала удручающее, в нем полно и бытового мусора — пластиковых и жестяных бутылок, пакетов, упаковок. А ведь для многих поселков в Гиссарской долине БГК является единственным источником питьевой воды, и его загрязнение может привести к распространению инфекционных заболеваний. Очевидно, что необходимость в капитальной очистке канала назрела уже давно.

Вирус помешает?

Согласно достигнутым таджикско-узбекским договоренностям, очищение русла БГК началось в 2019 году со стороны Узбекистана — от реки Каратаг (близ Шахринау) в направлении города Гиссара.

«Тогда удалось очистить около 22 км канала. Работы проводились ранней весной, когда было уже тепло, но до начала сезона полива. Это время выбрано специально, чтобы заполнить водой Сурхандарьинское водохранилище. Ведь летом вода канала будет почти полностью израсходована на полив таджикских земель», — рассказал «Фергане» замдиректора Агентства мелиорации и ирригации при правительстве Таджикистана Шафоат Назипов.

В начале марта этого года работы были возобновлены. Начались они от города Гиссара. Гидротехники планировали расчистить остальную часть канала вплоть до его начала — реки Душанбинки в столичном районе Сино. Для этого в Таджикистан приехала узбекская бригада механизаторов с девятью гусеничными экскаваторами. Власти Гиссара предоставили еще три экскаватора и около 30 рабочих.

Предполагается, что после очистки канала его водность увеличится на 15-20%. И если ранее Узбекистан получал около 170 млн кубометров воды в год, то по завершении работ этот объем увеличится до 200 млн кубометров. В Агентстве мелиорации и ирригации сообщили, что специалисты из Узбекистана ведут работы полностью за счет своего государства. По словам Назипова, такое взаимодействие взаимовыгодно.

«Узбекистан возобновил подачу воды по Большому Ферганскому каналу в Согдийскую область Таджикистана, где орошается около 10 тысяч гектаров. Мы в свою очередь даем воду соседям по Гиссарскому каналу, поэтому польза от сотрудничества с Узбекистаном очевидна для сельского хозяйства обеих стран», — сказал он.

По словам Шафоата Назипова, предполагалось, что очистка БГК займет около двух месяцев. Но форс-мажорные обстоятельства, связанные с пандемией коронавируса, могут помешать их завершению в этом году.

«В этом году до 18 марта было расчищено около 7 км Гиссарского канала. Перед Наврузом бригада узбекских рабочих уехала домой на праздник. Между тем обстановка с распространением коронавируса такова, что страны одна за другой закрывают свои границы и ограничивают въезд неграждан. Может сложиться так, что узбекские строители не смогут вернуться, и тогда работы придется приостановить на неопределенный срок. Ведь уже в мае наступит сезон полива, канал будет заполнен водой и продолжать работы будет невозможно», — пояснил он.

Как бы то ни было, Большой Ферганский и Большой Гиссарский каналы, построенные общими усилиями народов некогда единой страны, будут, как и много лет назад, нести воду землям двух республик — и таджикские мелиораторы очень этому рады.

Читайте также