Вы постройте — мы сломаем

Ташкентскую махаллю, реконструированную жителями к саммиту ШОС-2016, снесут ради «московских многоэтажек»
Фасады домов были реконструированы в 2016 году. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Ташкентскую махаллю (жилой квартал) имени Абдуллы Каххара собираются ломать — хотя еще три года назад власти города заставили жителей реконструировать свои дома, причем за собственный счет. Сейчас административный суд рассматривает иск жителей к городскому хокимияту, вынесшему решения о сносе для внезапно возникших «государственных или общественных нужд». 5 декабря прошло очередное выездное заседание. Подробности — в материале «Ферганы».

Махалля имени народного писателя Узбекской ССР Абдуллы Каххара, расположенная в Яккасарайском районе Ташкента, насчитывает 32 дома. Еще до начала заседания председатель Административного суда Чиланзарского района Абдуллажон Мухиддинов вместе с жителями махалли обошел несколько домов и убедился в том, что они далеко не ветхие. И затем в здании махаллинского комитета прошло выездное заседание суда.

Адвокат истцов Сергей Майоров задал несколько вопросов представителю компании-застройщика ECO HOUSE, в интересах которой тремя решениями городского главы было решено снести махаллю имени Абдуллы Каххара. В частности, какую компенсацию за будущий снос компания намерена предложить жильцам? Заместитель директора компании по строительству Ходжиакбар Гафуров ответил, что желающие смогут получить квартиры площадями не меньшими, чем их дома, в жилищном комплексе «Глинка», когда тот будет построен. Пока же согласившиеся на квартиры в «Глинке» смогут пожить в съемных квартирах, аренду им оплатят.

Выездная сессия суда осматривает дома на Нукусской улице. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Кроме того, по словам Гафурова, люди получат деньги в достаточном количестве на ремонт в новых квартирах на их вкус, а также компания погасит их банковские кредиты, если у кого-то они полностью не погашены. Если же кто-то захочет получить компенсацию деньгами, застройщик согласен на проведение независимой оценки их домов, после которой готов выплатить рыночную стоимость дома.

Майоров обратился с вопросом и к представителю Главного управления по архитектуре и строительству города Ташкента: какое из условий, определенных Указом президента №5495, соответствует данному изъятию земельных участков для государственных и общественных нужд? (Напомним, что земельные участки могут изыматься на нужды обороны и государственной безопасности, для выполнения международных обязательств, если на участке были обнаружены месторождения полезных ископаемых, должны быть проложены автомобильные и железные дороги, а также ради исполнения генеральных планов населенных пунктов). Собеседник адвоката признал, что первые четыре условия не подходят, но пятое — изъятие земли ради следования генеральному плану города — как раз в тему.

Адвокат Сергей Майоров. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Заметим, что генеральный план Ташкента все еще не утвержден.

«По поводу будущего решения суда я не настроен оптимистично, — поделился с «Ферганой» Сергей Майоров после завершения выездного заседания. — Во-первых, потому что в схожих ситуациях тот же самый судья уже принимал решения не в интересах заявителей. (Абдуллажон Мухиддинов 20 ноября оставил аналогичное исковое заявление жителей военного городка без удовлетворения. — Прим. «Ферганы».) Во-вторых, практика, которая на сегодняшний день складывается, говорит не в пользу того, что кто-то будет руководствоваться действующим законодательством. У меня есть все основания полагать, что законодательство будет проигнорировано или интерпретировано каким-то двойным, а то и тройным смыслом, и не в пользу жителей».

«Простоят еще сто лет»

История мытарств жителей махалли имени Абдуллы Каххара началась почти четыре года назад. В первых числах января 2016 года жильцов одно- и двухэтажных домов, фасадами выходящих на улицу Нукусскую, местные власти известили о том, что на днях приедет правительственная комиссия, и попросили хозяев для беседы с ее представителями 7 января стоять около своих ворот. В назначенный день действительно приехала большая комиссия во главе с тогдашним хокимом (главой администрации) столицы Рахмонбеком Усмановым, которая ходила от дома к дому и в индивидуальном порядке беседовала с жильцами.

«От Усманова мы узнали, что Ташкент готовится к Саммиту глав государств ШОС, который прошел в июне 2016 года, — рассказывает староста махалли Абдужаббар Абдураззаков. – Он же тогда заверил нас, что наши дома простоят еще сто лет, но сейчас к ШОСу нам за свой счет их необходимо облагородить. Каждый дом комиссией с участием архитекторов тщательно осматривался. Кого-то, у кого условия позволяли, попросили надстроить вторые этажи, а жителей, чьи дома не позволяли это сделать, попросили сломать здания полностью и по проектам городской администрации выстроить дома заново».

Эскиз реконструкции фасада по указанию властей в 2016 году. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Комиссия приходила каждую неделю и корректировала архитектурно-строительные проекты каждого дома. Процессом, очевидно, интересовался и тогдашний премьер-министр Шавкат Мирзиёев, нынешний президент республики. Жители махалли видели его под своими окнами чуть ли не ежедневно.

«Утвержденные проекты со сметной документацией мы предоставили в банк, который в итоге выделил нам сроком на десять лет льготные, под девять процентов годовых, кредиты, — продолжает Абдураззаков. – В итоге мы сами стали инвесторами в свои дома. В первую очередь возвели двухэтажные фасады, а затем взялись за постройку внутренних помещений. Среди моих соседей есть те, кто еще не закончил строительство. При этом все мы до сих пор ежемесячно выплачиваем банку по три-пять миллионов сумов ($315-525 по сегодняшнему курсу)».

По словам собеседника «Ферганы», тем жильцам, которые были не в состоянии взять кредиты либо по другим причинам отказались заново отстраивать свои дома, выдали квартиры во вторичном фонде на окраинах города (а их дома были снесены). Те же, кто не хотел покидать центр города, вынуждены были пойти на условия властей. В результате в мае 2016 года Мирзиёев лично принял перестроенные здания.

«Скупили весь корвалол и валерьянку»

Первые сомнения в том, что новоиспеченные дома не тронут, появились летом 2018 года, когда в махаллю пришел незнакомый мужчина и начал фотографировать дома. Пойманный местными жильцами фотограф признался, что он сотрудник районного бюро технической инвентаризации (БТИ), дескать, его попросили скрытно сделать снимки жилых домов. С какой целью, неизвестно. Вот тогда, почуяв неладное, жители махалли решили сыграть на опережение и начали писать письма во все инстанции с единственной просьбой: прояснить, запланирован снос их домов или нет. В ответ приходили отписки, мол, ваши дома пока никто не ломает, так что поводов для беспокойства нет.

30 ноября 2018 года во дворе одного из двухэтажных многоквартирных домов по улице Нукусской прошло собрание правительственной комиссии во главе с премьер-министром Абдуллой Ариповым, с участием хокима города Джахонгира Артыкходжаева и районного хокима Бахтиера Шамурадова. Обсуждение проходило так громко, что многие жильцы слышали, о чем шла речь.

«Они пригласили представителей ряда компаний-застройщиков, включая ECO HOUSE, и разделили между ними нашу улицу, — рассказывает жительница махалли Наиля. — Так и говорили: тебе — вот эта часть улицы, а тебе — вот та. «Ты всех жильцов расселишь, а здесь я хочу видеть московские многоэтажные дома», — говорил Абдулла Арипов. Застройщики начали было возражать, дескать, у них на все это нет денег. Премьер начал кричать, после чего они согласились — хоп, сделаем. В общем, к январю 2019 года им приказали подготовить и сдать проекты будущих домов».

Обсудив между собой то, что услышали на собрании, жители махалли в середине декабря прошлого года написали в виртуальную приемную президента и Генеральную прокуратуру жалобы, где выразили свою тревогу. В начале января 2019 года на имя Абдураззакова пришел ответ от инженера БТИ, в котором было сказано, что «пока никакого решения о сносе нет, но если оно будет, то по закону все компенсируют».

«В середине января в том же дворе двухэтажного дома вновь прошло еще одно правительственное собрание, правда, уже за закрытым забором, видимо, чтобы не было никакой утечки информации, — продолжает собеседница «Ферганы». – Надо сказать, что дом этот – новый, его построили в том же 2016 году перед заседанием ШОС, причем застройщик изначально хотел построить многоэтажку, но Мирзиёев сказал: не выше двух этажей. И вот теперь Арипов говорит застройщику: этот дом поломаешь, жильцам все деньги, на которые они купили квартиры, вернешь, а на этом месте построишь многоэтажку. Там такой стоял ор! В итоге домком этого дома – молодая женщина Оксана – получила микроинсульт. Когда я вышла в аптеку купить корвалол, аптекарь говорит: «Что у вас в махалле происходит? У нас скупили весь корвалол и всю валерьянку». Машины скорой помощи к нам приезжали с утра до вечера».

«Нас попросту обманули»

В конце января трое жителей махалли записались на прием к заместителю хокима города по архитектуре и строительству Даврону Хидоятову, который их принял лишь 30 марта. В ответ на вопрос, что происходит на улице Нукусской, Хидоятов сказал: никакого решения о сносе нет – живите спокойно.

Однако в тот же вечер один из жителей махалли принес старосте Абдураззакову копии двух решений хокима города Артыкходжаева за номерами 201 и 203 (оба от 12 февраля текущего года): первое – поручить «реализацию переезда юридических и физических владельцев, перевоз их имущества, выдачу компенсации ущерба от сноса жилых и нежилых помещений, очистку территории от строительного мусора, а затем строительство многоэтажных жилых домов — компании ECO HOUSE»; второе – «поручить компании ECO HOUSE возместить ущерб в установленном порядке, а также разрешить ей застройку земельного участка площадью 0,62 га после сноса жилых и нежилых помещений за счет собственных средств». Как видим, оба решения почти дублируют друг друга.

«Получается, Хидоятов нас попросту обманул», — считает Абдураззаков.

Тем временем на сайте компании ECO HOUSE появился проект многоэтажного дома, который будет возведен на месте целого ряда строений. А на улице Глинки, что идет перпендикулярно Нукусской, открылся офис продаж квартир в новом доме — по две тысячи долларов за квадратный метр.

Жители махалли обратились за разъяснениями к хокиму Яккасарайского района Бахтиеру Шамурадову, и 10 апреля на территории махаллинского комитета прошло собрание с его участием. На нем также присутствовали и представители ECO HOUSE. Как выяснилось, у этой компании нет никакой разрешительной документации на ведение строительства, хотя на тот момент их здание уже возвышалось на четыре этажа. К слову, на сегодняшний день оно выросло уже до 12 этажей, но на суде стало известно, что до сих пор компания необходимым пакетом документов так и не обзавелась. Итогом прошедшего собрания стало категорическое несогласие жильцов на снос их домов, какие бы компенсации им не предлагались.

«Откуда появился этот ECO HOUSE? – задается вопросом житель махалли Батыр Исмаилов. — Говорят, что эта компания пришла в городской хокимият с предложением построить вот на этом месте дом, после чего хоким вынес соответствующие решения. Получается, кто-то хочет на месте моего дома строить, и ему на это дают разрешение. Разве это не является нарушением моих конституционных прав? Пускай у себя дома строит!»

В октябре жители махалли подали иск с требованием отмены двух решений хокима города в Административный суд Чиланзарского района (по адресу городской администрации), и начиная с 13 ноября еженедельно по этому иску проходят слушания. Впереди прения.

Незадолго до текущего судебного процесса, между прочим, выяснилось, что двум решениям хокима Артыкходжаева предшествовало аналогичное решение за номером 510 от 30 марта 2018 года, подписанное прежним городским главой Рахмонбеком Усмановым — тем самым, который зимой 2016 года дал обещание, что дома на Нукусской простоят еще сто лет.

  • Дело о госизмене, по которому в Узбекистане судят высоких чинов Минобороны и СГБ, обрастает домыслами

  • Город Янгиабад в Ташкентской области борется с властями за свое существование

  • До жителей Душанбе из-за новостроек перестала доходить вода

  • Принудительное выселение граждан из их домов привело к открытому конфликту с властями в Сурхандарье