Работа в сумерках

Готовы ли мигранты в РФ платить новую цену за трудовые патенты?
Приезжий рабочий в нелегальном общежитии в Москве. Фото Ильи Варламова, Varlamov.ru

В Москве в очередной раз намерены повысить стоимость патентов для трудовых мигрантов. В 2020 году его цена увеличится на 7% или на 350 рублей, то есть мигранты вместо нынешних 5000 рублей будут ежемесячно платить 5350.

Путаница в головах

Руководитель портала Migranto.ru Светлана Саламова в интервью «Фергане» заметила, что пока еще рано говорить о том, как сильно вырастет цена патента, поскольку сумма в 350 рублей может быть не окончательной.

Светлана Саламова. Фото с личной страницы "ВКонтакте"

— Стоимость патента складывается из трех компонентов: фиксированной стоимости патента в 1200 рублей, умноженной на коэффициент-дефлятор по НДФЛ (который идет в федеральный бюджет; например, в 2018 году он был равен 1,686, а в 2019-м — 1,729) и на региональный коэффициент (каждый субъект Федерации устанавливает, сколько денег из стоимости патента будет уходить в региональный бюджет). На 2020 год правительство Москвы повысило региональный коэффициент, но федеральный пока не утвержден. Если он останется таким же, стоимость патента в Москве увеличится только на 350 рублей, а если изменят и федеральный, то окончательная цена патента окажется еще выше, — объяснила эксперт.

Саламова считает решение столичных властей не слишком продуманным.

— Это только кажется, что небольшое повышение цены не играет роли — зато денег в бюджет соберем больше. В реальности повышение может стать психологическим барьером при принятии мигрантом решения — оформлять на следующий год патент или нет. Одно дело, если бы его повысили на 100 рублей, и другое — когда сразу на 350. Отсюда недалеко и до 500 рублей, на которые стоимость патента возросла в Москве в этом году. Мигрантов меньше не станет, люди все равно поедут в Россию, но все больше мигрантов начнет уходить в тень.

Саламова отметила, что новость о повышении совпала с сообщением Минфина о том, что предлагается в виде эксперимента разрешить мигрантам из тех стран СНГ, которые не входят в ЕАЭС, а именно Украины, Молдовы, Азербайджана, Таджикистана и Узбекистана, пользоваться налоговым режимом самозанятых. Эксперты министерства считают, что льготный налог в размере 4–6% от заработка для многих мигрантов может оказаться выгоднее, чем фиксированная плата за патент. Кроме того, нововведение позволит привлечь в страну больше мигрантов и компенсировать дефицит рабочей силы.

— У мигрантов может начаться путаница в головах, — считает Светлана Саламова. — Непонятно, как это будет выглядеть физически. Сейчас граждане ЕАЭС могут зарегистрироваться в личном кабинете банка или налоговой и оформить соответствующий статус. Если эту норму примут в отношении граждан СНГ, то как это будет оформляться — ведь виртуального статуса уже окажется недостаточно. Например, как люди будут продлевать свой срок пребывания? Сейчас мигранты банально сравнивают 5350 рублей за патент и абстрактные 4% от своего заработка. Многие могут поторопиться оформить новый статус, не понимая, какие при этом возникнут обязанности или риски. Опять же, вероятно, появятся мошенники, которые захотят нагреть на ситуации руки.

Эксперт уверена, что два противоречащих друг другу нововведения в налоговой сфере приводят к дополнительным неясностям на рынке труда.

— С одной стороны, упрощается получение гражданства, направленное на привлечение в Россию иностранных специалистов; возможность оформить статус самозанятых также привлекает мигрантов. С другой стороны, второй год подряд повышают стоимость патента.

Говоря об изменении зарплат за 2018-2019 годы, Саламова отметила, что если в прошлом году было много вакансий от 22 до 28 тысяч рублей, то последние полгода работодатели стали предлагать ежемесячное вознаграждение от 33 тысяч рублей и выше.

— Это значит, что либо изменился пул вакансий, либо работодатели, испытывая дефицит работников, сами повысили зарплаты. В ряде сегментов очень острый дефицит: например, не хватает швей, сварщиков и так далее. Низкие зарплаты по-прежнему в клининге и у дворников. Существует острая нехватка квалифицированных специалистов — и тут работодатели пока готовы оплачивать за работников патент, решать вопросы с их регистрацией и вводить различные льготы и компенсации, лишь бы привлечь нужных сотрудников.

Россия потонет в грязи?

Последний раз стоимость патента повышалась в 2018 году. Повышение составило 500 рублей и относилось к нынешнему, 2019 году.

Напомним, что патентная система для иностранных граждан была введена в России в 2015 году и сразу оказалась поставлена в зависимость от региона: в Москве, например, стоимость патента изначально составляла 4000 рублей в месяц. На 2016 год цену повысили на 5% — до 4200 рублей, на 2018-й — уже на 7% и довели до 4500. Последнее по времени повышение составило сразу 11% от общей стоимости патента.

Выглядит такая тактика как снежный ком, постепенно, но неуклонно набирающий масштабы. Неудивительно, что работающие по патентам иностранные граждане регулярные удорожания патента воспринимают крайне негативно, а некоторые даже грозятся немедленно уехать.

Впрочем, руководитель Центра исследований миграции и этничности РАНХиГС Евгений Варшавер не считает, что мигранты действительно начнут активно покидать Россию.

Евгений Варшавер. Фото с личной страницы "ВКонтакте"

— Эти 350 рублей по-разному скажутся на жизни каждого мигранта, поэтому важно разделять, что люди говорят об этом, а что делают в реальности. Реакция в нашем случае довольно стандартная. Очередное повышение цен на документы — и мигранты заявляют, что «мы все уедем, а Россия потонет в грязи». На самом деле тотального отъезда мигрантов не будет. Мигранты, вероятно, изменят свое поведение, но что именно для них означают эти 350 рублей — это вопрос исследования и математического моделирования.

В таких случаях, объяснил Варшавер, одни и те же люди обычно опрашиваются до ожидаемого события, а потом и после. В качестве примера Варшавер привел исследование, касавшееся того, как изменилось поведение мигрантов после введения в 2014 году обязательного экзамена по русскому языку при получении патентов.

— Тогда мы задались вопросом, насколько сильно повлияет боязнь перед экзаменом на людей и какой процент из них по этой причине откажется от работы в России, — говорит исследователь. — По логике, экзамен должен был способствовать интеграции мигрантов. Однако потом выяснилось, что закон задумывался в качестве фильтра на входе — для того чтобы снизить потоки мигрантов. Мы провели исследование, во время которого интересовались, слышали ли опрашиваемые о том, что из-за экзамена кто-то не поехал в Россию. Половина опрошенных ответила на этот вопрос утвердительно. То есть экзамен все-таки выступал фильтром, но какая именно доля при этом отсеивалась — неизвестно. Аналогичным образом ситуация может обстоять и с повышением стоимости патентов. Вероятно, для некоторой части мигрантов это повышение может стать критичным, и они больше не приедут в Россию. Но, как мне представляется, если такие люди и есть, то доля их очень невелика.

У мигранта и чиновника счет разный

Чем именно руководствуются власти, повышая стоимость патента, пока так и неясно. Очевидно одно: в восприятии московского чиновника и мигранта 350 рублей — это совершенно разные суммы. Для первого это чашка кофе. Для второго, согласно комментариям самих мигрантов в Facebook, 350 рублей — это еда на несколько дней, килограмм мяса, пополнение карты «Тройка» или даже два часа бесплатной работы на швейной фабрике, где мигрант получает 200 рублей в час.

Впрочем, мигрант мигранту рознь. Например, некоторые киргизские мигранты назвали злосчастные 350 рублей «не такой уж и большой суммой». Но дело в том, что Киргизия входит в ЕАЭС, и киргизским мигрантам за патент платить не нужно. Может быть, они просто забыли, что к 350 рублям повышения нужно прибавить еще саму плату за патент. А плата эта уже сейчас составляет 5000 рублей в месяц или 60 000 в год. Такие деньги маленькими уже не назовешь.

Отсутствие экономического обоснования для повышения стоимости патента удивляет юриста и создателя портала Migrant Батыржона Шермухаммада.

Батыржон Шермухаммад. Фото с личной страницы "ВКонтакте"

— Я негативно отношусь к идее повысить стоимость патента, — говорит он. — Последний раз его цена выросла с 1 января текущего года. За этот год в экономике России ничего в лучшую сторону не изменилось, мигранты больше зарабатывать тоже не стали. Поэтому экономическое обоснование решения Мосгордумы совершенно непонятно.

Юрист уверен, что такая тактика приведет к тому, что часть мигрантов с низким заработком перестанет платить за патент и уйдет в тень.

— Уже есть мигранты, которые в первый раз оформляют патент, а потом просто покупают поддельные чеки о его оплате. Очередное повышение приведет к ситуации, противоположной ожиданиям властей. То есть доходы в столичный бюджет от продажи патентов не вырастут, а упадут.

Эксперт напомнил, как принятие нормы о том, что иностранцы должны жить по месту регистрации, привело к уходу в тень большого количества мигрантов. Новая норма спровоцировала проблемы с регистрацией. Некоторые мигранты пытаются решить ее, покупая «левые» регистрации.

— В результате в ММЦ «Сахарово» им отказывают в получении патента, — говорит Шермухаммад. — Но они при этом не уезжают на родину, а уходят в тень. Теперь их ряды пополнят мигранты, которые не захотят или не смогут платить за патент. То есть власти сами вынуждают людей перейти на нелегальное положение. Мигранты хотят оформлять документы и находиться в России легально, но российские законы против этого. В итоге страна теряет законопослушных работников.

Батыржон Шермухаммад считает, что на обсуждение таких решений, как изменение стоимости патента, Мосгордуме следует приглашать экспертов в области миграции.

— Власти столицы явно не понимают, кто такие мигранты, в каких условиях они живут и работают. Я ни разу не видел, чтобы на подобные заседания приглашали представителей мигрантов, которые бы объяснили, что такое для мигранта 500 и 350 рублей. Они бы вполне могли задать вопрос, с чего власти решили, что мигранты стали зарабатывать больше? Может быть, у них есть на этот счет соответствующая статистика?

Бывший руководитель представительства ФМС России в Таджикистане, директор АНО «Национальный центр интеграции» Виктор Себелев замечает, что ему, как и любому налогоплательщику, не нравится, когда повышают налоги, — а фиксированный авансовый платеж по патенту это и есть налог.

Виктор Себелев. Фото с личной страницы в Facebook

Себелев напоминает, что подоходный налог (НДФЛ), который платят сегодня иностранные граждане, прибывшие на работу из безвизовых стран, равен 13% от дохода физического лица. Его обязаны платить все без исключения: и те, кто имеет РВП или ВНЖ, и граждане, прибывшие из стран — членов ЕАЭС, и самая многочисленная категория иностранных трудовых мигрантов — те, для кого обязательным условием для работы служит оформленный патент.

Впрочем, тут есть одна маленькая, но существенная деталь — и на нее обратил внимание эксперт. У тех, кто платит НДФЛ, налог удерживает работодатель, при этом удерживается он из официальной зарплаты, которая обычно намного меньше неофициальной. «Патентник» же платит налог сам, отправляя фиксированные авансовые платежи, которые от размера его заработной платы не зависят. Не стоит также забывать, что «патентник» платит налог дважды — ведь у него работодатель также удерживает 13% от дохода, которые, правда, позже можно вернуть в установленном законом порядке.

Виктор Себелев предполагает, что очередное повышение фиксированного авансового платежа по патенту в Москве связано с повышением уровня средней заработной платы в столице. Это может спровоцировать увеличение числа иностранных граждан, работающих нелегально, без оформления патента — а их и сегодня уже более 50%. По мнению эксперта, это неизбежно приведет к росту случаев административного выдворения и оформления запретов на въезд в страну, а на количество вновь приезжающих мигрантов повлияет незначительно.

— Учитывая наблюдающиеся в последнее время попытки упорядочить систему налогообложения и стремление властей пополнить бюджет, представляется вероятным, что и в дальнейшем размер фиксированных авансовых платежей будут повышать, одновременно ужесточая требования к иностранным гражданам, работающим без разрешительных документов. Вероятно, это будет продолжаться до тех пор, пока не внедрят такую систему взимания налогов, которая исключит возможность получения серой заработной платы и уклонения от уплаты НДФЛ в полном объеме. Тогда необходимость в фиксированном авансовом платеже по патенту просто отпадет, — заключает Виктор Себелев.

Читайте также
  • Почему узбекистанцы не устанут отдавать деньги мошенникам из частных агентств занятости

  • На стройках Катара из-за жары сотнями умирают трудовые мигранты. Власти эмирата обещают исправить ситуацию

  • Националисты в России больше не отмечают день рождения Гитлера, но мигранты продолжают гибнуть от их рук

  • Таджикистанцы постепенно перемещаются в аэропорты Узбекистана