«На всю больницу — один холодильник и одна плита, а стиральных машин вообще не было…»

Таджикские волонтеры помогают согражданам пережить пандемию. Покупают все — от перчаток и еды до техники
Врачи больницы в Хороге. Фото из соцсетей

С конца апреля, когда стало известно о распространении коронавируса в Таджикистане, а медики начали жаловаться на нехватку средств индивидуальной защиты (СИЗ), на помощь системе здравоохранения пришли волонтеры. Пандемия расширила масштабы волонтерского движения в республике. Образовались десятки волонтерских групп, которые организовали сборы средств на покупку СИЗ и еды для медработников.

Чиновники повсеместно рапортуют о полном обеспечении персонала больниц всем необходимым, но врачи, особенно во многих сельских районах, рассказывают, что нуждаются в медикаментах, масках и защитных костюмах. Пока власти «раскачиваются», общественные активисты ежедневно помогают медперсоналу в больницах и людям, которые в тяжелую минуту оказались без куска хлеба. Волонтеры из Душанбе, Хорога и Худжанда рассказали «Фергане», почему решили прийти на помощь — и чем конкретно они занимаются.

Навруз Одинаев (Душанбе): «Главная цель — помочь по максимуму»

Я был волонтером еще до пандемии коронавируса. Мы вместе с другими добровольцами занимались в основном защитой окружающей среды — собирали мусор по берегам речки Душанбинки, убирали русское кладбище, занимались посадкой деревьев в парке Победы. Когда началась пандемия, я видел по телевизору, что в других странах кафе и рестораны начали помогать врачам с едой, таксисты развозили медперсонал бесплатно. Тогда я сделал пост в соцсетях — это было еще до официального объявления COVID-19 в Таджикистане — с призывом помогать врачам и привел примеры, как это можно сделать.

Навруз Одинаев. Фото из соцсетей

Юридическая компания «Химоя», которую я возглавляю, объявила, что мы будем бесплатно консультировать медиков. Я являюсь председателем Совета по реформе милиции, и мы с моим заместителем Фирузой Саидамировой решили организовать ифтор (разговение во время поста — рузы.Прим. «Ферганы») на 50 человек медперсонала: купить им еды и отвезти в больницу. Мы поговорили с администрацией кафе «Сафо», а они нам предложили бесплатно приготовить ужин из двух блюд на 100 человек. С нас была посуда и доставка в больницу. Я сообщил об этом в соцсетях, и другие жители стали тоже подключаться. На наш клич отозвался торговый центр «Пайкар» — они наняли повара, который готовил около 300 порций плова.

Обеспечение едой врачей в Душанбе было уже налажено, но нам сказали, что за городом есть проблемы. Мы решили отвезти еду врачам в Турсунзаде — отправили туда 200 порций плова, но оказалось, что там местные предприниматели уже обеспечивают медиков. Тогда мы отвезли плов в санаторий недалеко от Турсунзаде, где тоже были больные.

Постепенно мы все лучше вникали в ситуацию, узнавали о проблемах от врачей, с которыми общались по телефону, в соцсетях. Они рассказали нам, что у них не хватает СИЗ, — не у всех есть костюмы, перчатки, респираторы, очки, бахилы. Потом я и сам заболел, и сбором средств стал заниматься мой друг Искандар Икрами, владелец кафе «Мазза», который тоже отправлял еду в больницы. Нам помогали многие люди, в том числе наши друзья. Позже, уже в мае, гендиректор медиахолдинга «Азия-Плюс» Умед Бабаханов вышел к нам с предложением объединить усилия. Сейчас мы собираем средства и помогаем вместе с ними.

Плов для медиков. Фото из соцсетей

Сейчас уже мы работаем по запросам, стараемся доставлять помощь в отдаленные районные и сельские больницы, обделенные вниманием. К нам поступали заявки из больниц Рогуна, районов Рудаки, Файзабад, поликлиник и центров здоровья, которые ведут патронаж больных на дому. Не буду перечислять количество СИЗ, которые мы раздали по больницам, — это в общей сложности более 500 защитных костюмов, сотни перчаток, масок. В некоторых больницах нам заказывали антисептик.

Руководители больниц предоставляют нам список медперсонала, кому нужны СИЗ. Мы не можем встретиться с каждым врачом — они находятся в красной зоне, куда вход запрещен, поэтому мы передаем помощь через руководство или других докторов, а они нам отправляют фотоотчеты, то есть мы уверены, что помощь до медиков доходит. Они благодарят в эсэмэсках, по телефону.

У нас все прозрачно. Отчеты о потраченных средствах с фотографиями мы публикуем в соцсетях, поэтому люди нам доверяют. Например, одна наша землячка, которая живет в Грузии, отправила нам $300, а во второй раз — еще $200. Она сказала, что будет помогать именно через нас, потому что раньше были случаи, когда она отправляла деньги, и люди даже не считали своим долгом отчитаться. Мы хотим, чтобы те, кто помогает, видели, куда идут их деньги.

Сбор СИЗ и обедов для врачей. Фотографии из соцсетей

Вроде бы доброе дело делаем, но все равно находятся люди, которые добавят каплю желчи. Кто-то под постами о благотворительности пишет, что мы пиаримся, другие начинают ругать государство — что, мол, оно должно этим заниматься. Но от такой критики страдает дело. Они, конечно, имеют право выражать свое мнение, но оказывают нам медвежью услугу: некоторые главврачи после этого не очень охотно идут на контакт, чтобы не получить нареканий от руководства за жалобы.

Бывали неприятные инциденты, но я не хочу о них говорить — опять-таки, чтобы никто не пострадал. Основная наша цель — это помочь по максимуму. Если не мы, то кто? Каждый, наверное, должен себе задать этот вопрос. Нам самим надо позаботиться о себе и в первую очередь о медиках: чем они более защищены, тем большему количеству людей они помогут выздороветь.

Максуд Гаёсов (Хорог): «Служить людям — в крови у горцев»

Помощь ближнему — одна из самых важных наших религиозных ценностей. Служить людям, поддерживать бедных, накормить голодных — в крови у горцев. К этому нас приучают с детства — в горах без добрых человеческих качеств не выжить. Поэтому во время этой эпидемии мы не растерялись, нашли силы и возможности помогать обществу справиться с бедой.

Максуд Гаёсов. Фото из соцсетей

За короткий срок в Хороге была создана хорошо скоординированная система помощи, где каждый в своей сфере делает все возможное, чтобы помочь другим. Такая же система взаимопомощи есть и в других районах Горного Бадахшана (Горно-Бадахшанская автономная область, ГБАО.Прим. «Ферганы»). Местные бизнесмены помогли областной больнице оборудованием: куплены стиральные машины, электроплиты, микроволновые печи и многое другое. Волонтеры в свою очередь взяли на себя обеспечение медперсонала больницы едой. У нас есть список дежурств по джамоатам (общинам.Прим. «Ферганы»), кафе и ресторанам. Также есть группа волонтеров, которая помогает бедным по области в этот критический период. Руководители волонтерских групп всегда на связи друг с другом, если в одном районе чего-то не хватает, они обращаются к волонтерам в другие районы, и те обязательно помогают.

Врачи жалуются, что не хватает масок, антисептика, перчаток, бахил и защитной формы. Им это все выделяется, но недостаточно. Вроде бы помощь приходит и от государства, и от Фонда Ага Хана, и от службы Ага Хана по здравоохранению, и от бизнесменов. Но до медперсонала почему-то не все доходит. Чья вина в этом, не знаю.

Поэтому наши волонтеры каждый день узнают, чего и где не хватает. Мы раздаем средства защиты всем — от врачей до мусорщиков. Есть врачи, которые выезжают к пациентам на дом, делают им уколы. Но их [врачей] не хватает, поэтому к ним присоединились и медики, которые на пенсии, и те, кто еще учатся. Чтобы помочь им быстрее добираться до пациентов, волонтеры бесплатно развозят их на своих машинах, а потом отвозят домой. Мы их тоже снабжаем защитной формой.

Средств нам на все хватает. Наши люди очень отзывчивые. Деньги приходят и из-за рубежа. Нам помогают земляки из многих стран мира. Они отправляют деньги в ГБАО, на эти средства мы покупаем все необходимое — от аппаратов ИВЛ до элементарных перчаток.

Врачи больницы в Хороге. Фото из соцсетей

Эпидемия показала, в какой разрухе находится областная больница. В ней не было стиральных машин, микроволновок, на всю больницу один холодильник и одна электроплита. Туалеты — в ужасном состоянии. В таких тяжелых условиях бедные наши врачи выполняют свою работу на 200 процентов. Некоторые заболели, но не ушли домой, а остались в больнице, лечили и себя, и других. Каждая смена находится в больницах по 14 дней, затем приходит другая смена. Хорошо, что хукумат (администрация) ГБАО распорядился отправлять медиков, которые работают в красной зоне, на восстановление в санаторий «Гармчашма».

Про плачевное состояние областной больницы и раньше писали в соцсетях, но никто не обращал внимания, пока один из волонтеров, Комёр Мирзоев, в конце мая не снял видеоролик прямо из красной зоны. Когда началась эта эпидемия, он тоже стал помогать людям, пока сам не заболел. Его привезли в Хорогскую областную больницу с диагнозом «пневмония». Комёр воочию увидел, в каких условиях лежат больные, снял видео и выложил в Facebook. Ролик вызвал шквал возмущения. Комёр никого не обвинял, он просто добросовестно показал ситуацию в государственной областной больнице.

После этого видео многие неравнодушные люди стали помогать. Первым оказался известный певец Нобовар Чаноров, который подарил больнице холодильник и две сенсорных плитки. Проживающий в Кыргызстане наш земляк Наджиб Исломбеков подарил водонагреватель и три электрических чайника. Сейчас хорогские волонтеры ищут нужные сантехнические запчасти, чтобы починить унитазы в туалетах. Второго июня, посещая больницу, председатель хукумата ГБАО Ёдгор Файзов встретился с медицинским персоналом и с Комёром, который все еще лечится. Он пообещал, что, как только будет выписан последний пациент с коронавирусом, в больнице проведут капитальный ремонт. Думаю, именно благодаря волонтерам власти обратили внимание на состояние больницы.

Фарангис Шарипова (Худжанд): «Быть волонтером — круто»

Моя семья родом из поселка Шайдан в Аштскогом районе, сейчас живем в Худжанде. С малых лет для меня примером являются мои родители Так получилось, что всегда к моим родителям обращались за помощью. Мои папа и мама никому не отказывали, всегда наши двери были открыты. И даже в лихие 1990-е, когда самим есть было нечего, мы делились с соседями, односельчанами последним. От родителей я научилась помогать всем, кто нуждается.

Фарангис Шарипова. Фото из соцсетей

У нас есть своя организация «Хадяи мехр» («Подари добро»), которой 1 июня исполнилось 6 лет. Она неофициальная, ее организовал Парвиз Касымов, который работает в рекламной сфере. Я сама гид в туристической фирме. Активных волонтеров у нас 11 человек, и за эти годы мы стали как большая семья. Наши родители, дети и другие родственники потихоньку тоже подключились к нашей работе. Например, в городе Истиклоле моя 65-летняя тетя стала волонтером и, несмотря на свой возраст, активно участвует в наших акциях.

Наша группа занимается помощью детям-инвалидам, детям с заболеваниями сердца, одиноким старикам. Я курирую помощь деткам, больным онкологией. Средства на оказание помощи собираем через социальные сети.

Сейчас, во время пандемии коронавируса, мы помогаем тем, кто оказался наиболее уязвим, изолирован, кто остался без куска хлеба. Помогали и больнице в поселке Адрасман, отвезли туда СИЗ, но эта была разовая акция. Мы решили сосредоточиться именно на поддержке самых обездоленных, которые из-за кризиса остались без внимания, — обеспечили более 1000 семей продуктовой помощью, хозяйственными товарами, одиноких стариков, которые остались дома и не могут выйти, — лекарствами. Каждую неделю мы обходим их, делаем генеральную уборку и готовим на неделю еду.

Помощь от «Хадяи мехр». Фото из соцсетей

Для меня, как для человека, выросшего в советское время, когда мы, представители разных национальностей, жили одним домом, в приоритете — помощь русскоязычным старикам, которые остались одни. У нас есть списки стариков в Худжанде, Чкаловске, Истиклоле, Гулистоне. Их около 100 человек, и мы ежеквартально отправляем им лекарства, продукты и навещаем их.

Во время самоизоляции большую помощь мы отправили в анклав Сарвак в Аштском районе — это часть Таджикистана, со всех сторон окруженная территорией Узбекистана, и только маленький перешеек соединяет ее с родной землей. К нам обратились из хукумата Аштского района с просьбой помочь им продуктами. Мы два раза отправили туда партии хозтоваров и продуктов питания, вплоть до молочных и колбасных изделий — по 2,5 тонны каждая.

Уже несколько лет мы шефствуем над детскими домами в поселке Шураб в Исфаре и в городе Бустоне. Под нашим присмотром находятся сироты, молодые люди, которые после выхода из интерната живут в общежитии, выделенном государством. Им выплачивают пособие по 100 сомони ($10) в месяц, но это крайне мало. Ежемесячно мы отправляем этим сиротам продукты и хозтовары. Есть ребята, которым мы помогаем не только продовольствием, но и помогаем развиваться, устраивая мастер-классы по разным ремеслам и профессиям.

Волонтеры «Хадяи мехр» и собранная ими помощь. Фотографии из соцсетей

Эта помощь не прекращается и сейчас, когда она особенно нужна. К сожалению, из-за коронавируса проблемы всех этих людей отошли на второй план. В настоящее время, например, мы делаем ремонт нашему подопечному, круглому сироте и инвалиду с ДЦП, 22-летнему Далеру Рахматову. Он живет в общежитии один, мы установили ему новый унитаз, ванну, водонагреватель. За последние месяцы собрали на операцию троим детишкам с заболеванием сердца, всех их, слава богу, прооперировали, и они идут на поправку. Но все это благодаря нашим спонсорам, которые доверились нам, — без них мы ничего не смогли бы сделать. У нас есть постоянные благотворители, которые откликаются на любые наши публикации в соцсетях.

Лично для меня быть волонтером — это круто: получаешь огромное удовольствие, когда видишь, что с твоей помощью и помощью других жизнь людей становится хоть чуть-чуть легче и лучше. Когда у тех, кому мы помогаем, начинают гореть глаза, — они чувствуют, что не одиноки.

Читайте также
  • Супруги-инвалиды из таджикского села знают, как прожить на $50, вырастить троих детей и быть счастливыми

  • Таджикские цыгане-люли отправляют детей в школу и меняют уклад жизни

  • Житель таджикского села готов отдать свои 15 тысяч книг в публичную библиотеку. Но ее никто не хочет строить

  • В психиатрических клиниках Таджикистана остро не хватает врачей. А пациентов с каждым годом все больше