«Что рассказать? Как я людей убивал? Да бог его знает...»

Ветеран Великой Отечественной в Таджикистане стал бездомным и живет в бытовке
Петр Степанович Черкасский. Фото "Ферганы"

В Душанбе на конец апреля этого года оставалось всего 46 участников Великой Отечественной войны. Один из них – Петр Степанович Черкасский. За подвиг, совершенный 75 лет тому назад, он награжден орденом Красной Звезды. Но свой век ветеран доживает на улице вместе со сворой собак.

«Храбрый, мужественный, стойкий»

— Дед Петя, к тебе пришли, — кричит автомобильный мастер Али, но из-за лая всполошившихся собак не слышно, что отвечает дед Петя.

Али предупреждает нас, что идти за гаражи, где живет ветеран со сворой собак, опасно — животные агрессивные и никого не подпускают к бытовке своего хозяина. Эта бытовка, сложенная из цемблоков, находится на окраине Душанбе между заборами воинской части и Политехникума. Тут же — несколько гаражей, около которых автомастера чинят грузовые машины.

Петр Степанович Черкасский. Фото "Ферганы"

— Дед давно тут живет, лет 10-15 точно, а может, и дольше. Каждое утро ходит в магазин, покупает себе и своим собакам еду. К нему иногда приезжают гости — и из российского посольства приезжали, и разные благотворительные организации. Военные из соседней части тоже за ним присматривают: если его не слышно, то волнуются, приходят, спрашивают, как там дед, — рассказывает Али.

Из-за угла сначала появляются собаки и только потом — дед Петя. Он старается идти быстрее, суетится и на ходу застегивает свой выгоревший на солнце, непонятного цвета пиджак. На ветеране — велюровые штаны, резиновые непомерно большие калоши на босу ногу, но на левой стороне пиджака пристегнута орденская планка.

— Черкасский Петр Степанович прибыл, — говорит дед Петя бодрым голосом, стараясь выпрямить спину.

В наградном листе автоматчика моторизованного батальона 48-й гвардейской танковой Вапнярской бригады Петра Степановича Черкасского, который загружен на сайте «Память народа», сказано, что «за период боев с немецкими захватчиками на территории Польши и Германии товарищ Черкасский показал себя храбрым, мужественным и стойким. Участвуя в наступлении в районе Арнсфельде 28.01.1945 года, уничтожил 14 солдат противника. За мужество и отвагу в боях с немецкими захватчиками достоин награждения правительственной наградой — орденом Красной Звезды».

Петр Степанович со своими собаками. Фото "Ферганы"

Кроме этой награды, у Черкасского есть медали «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне». Еще есть ранения и контузии. Петр Степанович безошибочно называет дату своего призыва — 18 февраля 1943 года — и место — деревня Новоселецк Таврищенского района Омской области. На тот момент ему было 18 лет.

— Петр Степанович, выходит, вы начали войну на Центральном фронте, это на Курской дуге? – спрашивает мой спутник историк Гафур Шерматов.

— Нет, туда я не успел попасть. Нас, молодых, наверное, берегли, поэтому оставили в резерве. Потом пришлось повоевать на Первом Украинском фронте. А когда союзники открыли второй фронт, нашу легендарную танковую бригаду перебросили на Первый Белорусский фронт, — рассказывает ветеран.

В этих боях Петр Степанович получил ранения — в правую руку и шею, потерял много крови, долго лежал в госпитале, так что Берлин взяли без него.

— Обидно было. Я лежал на больничной койке, а они Берлин взяли, — говорит Петр Степанович таким расстроенным голосом, будто было это вчера.

Впрочем, подробности про войну он рассказывает неохотно, особенно если его спрашиваешь про подвиг, который он совершил, уничтожив 14 солдат противника.

— Чего рассказать? Как я людей убивал? Да бог его знает. Там расстояние было в 500 метров, я бил по ним и не понимал ничего, — говорит он.

Гораздо охотнее Петр Степанович вспоминает о командующих войсками на той войне, про то, как все думали, что фюрер непобедим, а Красная Армия его одолела, и про то, как он искал в Германии березки, и находил, но они все равно были чужими.

— Не такие, другие, чужие, — подбирает он слова, чтобы объяснить, почему не такие.

«Собак люблю — добрые они»

В Таджикистан Петр Степанович приехал через два года после окончания войны. Он говорит, что его родной дядя работал здесь в 1930-е годы и очень хвалил племяннику этот край.

— Дядя Федор рассказывал, что тут земля хорошая: тепло круглый год, люди добрые, фрукты, овощи — рай земной. В 1947 году я приехал в Сталинабад (в то время так назывался Душанбе.Прим. «Ферганы») и сам убедился в том, что тут действительно особое место. Так и прижился, женился, дети родились, — вспоминает ветеран.

Петр Степанович. Фото "Ферганы"

Первое время Петр Степанович работал в цеху на литейном заводе формовщиком, но работа была тяжелая, стало плохо с сердцем, и он уволился. Стал работать грузчиком, почти всю жизнь это было его основное занятие, а уже ближе к пенсии устроился дворником в Таджикский технический университет. Когда сгорела его кибитка в районе железнодорожного вокзала, ректорат вуза предоставил ему бытовку, в которой он теперь и живет.

— Сгорела кибитка, а она была не приватизированная, как бы не моя, и ничего поделать было нельзя. Все в кибитке сгорело — и орден, и медали. Сначала жил в вагончике во дворе университета, но там собак держать нельзя, а я собак очень люблю — добрые они, вот я и перешел сюда. Здесь живу давно, все у меня хорошо, ни в чем нужды не знаю. Пенсия у меня очень большая — 680 сомони ($66). Мне много не надо, все на собак уходит, — продолжает он.

Петр Степанович говорит, что каждый год на День Победы к нему приезжают люди — поздравляют, привозят подарки. Однажды к нему пришли из аппарата президента, сказали, чтобы он приготовился — побрился, помылся, и на следующий день отвезли в город, в какой-то красивый зал. Там поздравили и денег дали.

— То ли это был советник президента, то ли какой министр, но большой человек, сразу видно. Он меня поздравил, а я его обнял. Так мне было хорошо на душе, что не забывают — помнят. Такие хорошие люди! — говорит Петр Степанович.

Вокруг его бытовки полным-полно мусора — запчасти от машин, коробки, шины, тряпки. Там же приспособление для костра, на котором он готовит себе еду. Как же он справляется зимой, когда холодно, спрашиваем ветерана.

— Да разве ж это зима? Вот в Сибири — там да, там зима, а это — так, шутки, а не зима. Мне тут курпачи (национальные ватные матрасы.Прим «Ферганы») натаскали, одеяла, подушки, да и собаки всегда со мной, они меня греют, не оставляют, — отвечает он.

Петр Степанович говорит, что его супруга умерла давно, еще до пожара в той кибитке. Сын Владимир, 1952 года рождения, тоже скончался, 65-летний сын Сергей живет под Тверью.

— Владимир мой хотел вольной жизни и пять раз сидел в тюрьме. Помню, я его просил, чтобы он преступления не совершал, но он меня не слушал и пошел по плохой дорожке. Помер он давно. А Сергей жив, у него жена, две дочери и внуки, то есть мои правнуки, — делится он.

Петр Степанович. Фото "Ферганы"

Страшно ветерану в этой бытовке было только один раз. Несколько лет назад Петр Степанович проснулся утром и понял, что не может встать — ноги не слушаются. Он вспоминает, что это было в Навруз, и тогда днями и ночами он молился.

— Несколько дней я так лежал, лежал и думал – все, точно вот так и помру, но просил Бога, чтобы мне еще встать, и встал. Я человек крепкий, сибиряк, у меня здоровья хватает. Вот мне 96 лет, а я все сам делаю — сам за собой смотрю, за собачками своими и людям зла не делаю, — говорит Петр Степанович.

Впрочем, ветеран собирается уехать на родину — говорит, что отдал все, что требовалось республике, и теперь готов вернуться домой, в Россию. По его словам, в прошлом году за ним приезжал сын Сергей, звал его к себе, но он здесь задержался, потому что «нужно было закончить кое-какие дела».

— Смотреть за родителями — это святая обязанность каждого. Вот сын и зовет меня к себе. Но теперь эта зараза проклятая – коронавирус, и уехать я не могу. Подожду: как откроются дороги, так и поеду домой. Пора уже, — объясняет Петр Степанович.

О том, что к деду Пете приезжали родные, автомастер Али не знает: навестить ветерана часто кто-то приходит — то из посольства, то благотворители. Правда, пять лет назад Черкасский тоже говорил журналистам, что ждет сына из Твери, бережет полученную на День Победы муку — к приезду Сергея...

***

В Таджикистане на конец апреля 2020 года оставалось 168 ветеранов Великой Отечественной войны (в мае прошлого года их было 242 человека). Самому пожилому ветерану сегодня 108 лет, самому молодому — 96. Всего на фронтах ВОВ воевали около 300 тысяч посланцев Таджикистана, 92 тысячи из них не вернулись. 64 таджикистанца получили звание Героя Советского Союза.

Читайте также
  • В психиатрических клиниках Таджикистана остро не хватает врачей. А пациентов с каждым годом все больше

  • Вкладчик рухнувшего таджикского банка три года пытается вернуть свои деньги

  • В Таджикистане парень с аутизмом впервые самостоятельно нашел себе жену

  • Пациентам с орфанными заболеваниями в Таджикистане остается только надеяться, что государство их заметит