Пять эшелонов профессоров

Борис Голендер — о Ташкентском университете, которому исполняется 100 лет

В начале сентября 1920 года был подписан декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР об учреждении Туркестанского государственного университета в Ташкенте. Об истории первого университета Центральной Азии, о том, где в Ташкенте располагались факультеты и почему туда поехали профессора из России, — рассказывает журналист, писатель, краевед Борис Голендер.

Лекция записана в 2014 году. Полная текстовая расшифровка — ниже.

Для полного шарма [в начале XX века] столице Туркестанского края городу Ташкенту не хватало университета. Университетский город — это так звучало. В дореволюционной России можно было по пальцам сосчитать университетские города. Москва, Петербург, Казань, Харьков, Одесса, Томск, ну и все.

И вот в 1910 году ташкентский городской голова Николай Гурьевич Малицкий специально отправился в Санкт-Петербург к всесильному тогда главе правительства министру Столыпину с просьбой ассигновать средства на создание университета в Ташкенте. Столыпин и Малицкий оказались родственниками по Михаилу Юрьевичу Лермонтову. Они так тепло беседовали, но Петр Аркадьевич [Столыпин] тогда сказал ташкентскому городскому голове: «У государства есть деньги на открытие только одного университета — и это будет по очереди город Саратов, а вот после, после четырнадцатого года, мы постараемся выделить средства для Туркестанского края».

Но Саратовский университет открыли, потом началась Первая мировая война и, естественно, в Ташкенте университета в первое десятилетие XX века не оказалось. И только уже в 1918 году ташкентские преподаватели, которые ратовали за создание университета уже очень давно, много лет тому назад, попытались создать высшее учебное заведение в Туркестане на базе, конечно, учебных заведений средних: гимназии, реального училища, кадетского корпуса, коммерческого училища и так далее.

Мы вот сейчас стоим около здания Второй ташкентской женской гимназии. Лавров, замечательный педагог, географ и историк, добился создания второй ташкентской классической женской гимназии в 1915 году. Георгий Михайлович Сваричевский, великолепный строитель, главный строитель Туркестанского края на тот момент, а в будущем профессор университета, построил это здание. И буквально через несколько лет, 21 апреля 1918 года в ташкентском Доме свободы, так назывался тогда ташкентский совет, ныне уже этого здания не существует, собралось торжественное собрание по поводу создания Туркестанского народного университета. Вот это и было начало высших учебных заведений этой части тогдашней России, а потом уже и самостоятельных государств Центральной Азии.

Первоначально управление университета, ректорат, которым сначала был избран чиновник, его фамилия Попов, и о нем очень мало известно, но при реорганизации уже в 1918 году ректором университета избрали знаменитого экономиста Глеба Никаноровича Черданцева. Вот он и создавал вначале вместе со своими коллегами, преподавателями гимназий, реального училища и кадетского корпуса, первые-первые факультеты университета.

И вот здесь, в этом здании, которое и сегодня тоже служит учебным целям, сегодня здесь Международный Вестминстерский университет в Ташкенте, до этого работал авиационный техникум имени Юрия Алексеевича Гагарина, это здание было базовым для работы Туркестанского университета. Университет стал выпускать свою газету, свой еженедельник, печатные труды. И это было все в самом тяжелом, вообще-то говоря, для страны восемнадцатом, девятнадцатом, ну и двадцатом году.

Конечно, преподавателей не хватало. Не удалось создать полностью все факультеты. Мы сегодня пройдем по некоторым зданиям, где когда-то создавались базовые, первые факультеты Туркестанского университета, и увидим, что факультетов удалось набрать немного, и неполный состав студентов. Пожалуй, только медицинский факультет имел полный состав, причем учившихся в разных местах тогдашней России и приехавших сюда студентов. Медицинский факультет существовал отдельно. Был физико-математический факультет, был факультет биологический, был технический факультет. Ну, конечно, создали рабочий факультет, потому что нужно было набирать студентов.

Студентов первоначально было немного. К 1920-му году всего около 1,5 тысяч обучающихся было в университете. И должен вам сказать, что университет ташкентский был сначала очень расплывчатым учебным заведением. Устав его предполагал, что в него войдут все обучающие организации Ташкента, музеи, Средазкомстарис, это комитет по охране памятников и прочее, и прочее. Потом он образовал настоящее учебное заведение. Но университету нужна была помощь, прежде всего, конечно, оборудованием и литературой.

Вот здесь, в этом здании, на первом этаже долгие годы, десятилетия, уже даже до послевоенных времен находилась фундаментальная библиотека Туркестанского, потом Ташкентского, потом Среднеазиатского университета. Естественно, первое, чем озаботились преподаватели, это созданием базы — книг, учебных пособий, приборов, оборудования. И с такой просьбой выдающийся ученый-востоковед Александр Семенов отправился в центр в 1920 году для того, чтобы организовать помощь Ташкентскому (Туркестанскому тогда называлось) университету. И он добился в Москве создания целой организационной комиссии, куда вошли многие выдающиеся преподаватели тогдашней России. Часть из них имела прямое отношение к Туркестану, поэтому они охотно собирались в дорогу для того, чтобы помочь Туркестанскому университету.

Во главе организационного комитета, который работал тогда в Москве параллельно с университетом в Туркестане, встали два выдающихся ученых — Александр Эдуардович Шмидт, арабист, востоковед великолепный, и Николай Димо, почвовед из Молдавии, который в будущем станет ректором Туркестанского университета.

Мы сейчас находимся во дворе мужской ташкентской гимназии, которая была выстроена здесь в 1882 году, вопреки надписям, которые сегодня поставлены на памятных досках. Действительно в 1875 году в Ташкенте была организована прогимназия, не хватало тогда преподавателей. А здание уже построил капитан Белоха к 1882-му и женскую гимназию рядом к 1883 году. Вот эти крупные сооружения вместе со Второй женской гимназией и стали основой создаваемого Туркестанского университета. И естественно, что сюда поехали специалисты из центра. Даже документы поменяли после Второй мировой войны и праздновали юбилей университета, только начиная с двадцатого года. Дескать, по ленинскому призыву приехали сюда преподаватели. Действительно в 1920 году пять эшелонов сюда приехало не только с преподавателями, но и с оборудованием, с библиотеками.

Почему так охотно люди науки ехали в Ташкент в то время? Мой товарищ историк Валерий Германов считает, что многие из них просто пытались отсидеться здесь, вдали от грозных событий большевистского террора, от тех ужасных последствий, которые революция имела для интеллигенции. Поэтому, наверное, многие сюда и ехали. Не только истинные представители своих наук. Хотя большинство, конечно, были энтузиасты.

Сегодня приезжали не только представители ортодоксального марксизма-ленинизма. Можно было услышать на лекциях и сторонников теософии Блаватской и доктора Штайнера. Они тут тоже образовали свой кружок. Здесь преподавал знаток древнекитайской философии профессор Шуцкий, который был связан с масонами, с «Ложей Востока». Между прочим, «Ложа народов Востока» масонская имела среди своих членов и выпускника ташкентской гимназии Александра Федоровича Керенского. Эти люди действительно надеялись вдали от центра переждать тяжелые события Гражданской войны и военного коммунизма. Конечно, некоторые из них уехали, но большинство осталось.

Существуют очень интересные воспоминания профессора Андрея Благовещенского, биолога, который рассказывает о том, как профессорские эти составы ехали в Ташкент, что они здесь увидели. Потому что на самом деле посылы и обещания организационного комитета университета о предоставлении самых лучших жилищных условий новым прибывшим профессорам — ничего этого, конечно, сначала выполнено не было. И в очень сложных условиях создавался университет, но тем не менее он набирал обороты. И уже к концу 20-х годов появился стабильный выпуск студентов всех факультетов. Факультеты множились, отпочковывались институты. Ведь практически все институты, которые сегодня существуют в Ташкенте, они «дети» Ташкентского университета. Это и Ташкентский индустриальный институт, потом ставший политехническим, разделившийся на несколько институтов сегодня. Это и Медицинский Ташкентский институт, сначала факультет университета. Это и Сельскохозяйственный институт, когда-то это факультет университета.

Вообще в то время наука была крайне заинтересована в туркестанской окраине. Биологи очень много сделали для этой части страны. Потому что здесь совершенно непочатый край был для исследований. Геологи. Взять школу Романовского. Великолепный математик, создатель современной теории множеств, теории вероятности, это то, что сегодня стало, в XX веке, в начале XXI одной из составных, главных частей математической науки. Эта школа тоже процветала здесь, в Ташкенте.

Химики. Об этом мы должны говорить отдельно, потому что физико-математический факультет находился не в гимназиях, а в Ташкентском реальном училище.

Здание Ташкентского реального училища, которое построил городу Вильгельм Гейнцельман в 1898 году на деньги предпоследнего бухарского эмира Сеида Абдул-Ахад Бахадур-хана. В этом здании в 1919 году был основан физико-математический факультет Ташкентского университета. И вот, пожалуй, до нашего времени учебное заведение столь высокого ранга существовало здесь, в центре Ташкента. Здесь работали замечательные преподаватели, потому что и математики, и физики это здание быстро покинули, и здесь остался химический факультет Ташкентского университета во главе с профессором Наумовым, приехавшим из Москвы в 1920 году и также с профессором Раковским. Вот они заложили основы в Узбекистане школы химии высокомолекулярных соединений, которую потом, в дальнейшем, развивал Валентин Каргин, и которая дала пышные всходы на этой земле. Школа высокомолекулярных соединений известна сегодня во всем мире. А начиналось когда-то здесь.

Вообще, должен сказать, что реальное училище было очень серьезным учебным заведением Ташкента. Достаточно сказать, что коллекция насекомых, которая была собрана здесь преподавателем биологии, с завистью на нее смотрели представители Британского музея. В 1918 году знаменитый разведчик и дипломат Фредерик Маршман Бейли специально занимался тем, чтобы купить эту коллекцию для Британского музея. Так что учебное заведение это, конечно, играло большую роль в Ташкенте.

Сегодня в этом здании работает министерство внешнеэкономических связей Узбекистана. Хозяева здания очень бережно отнеслись к архитектурному наследию конца XIX века, они полностью отреставрировали все помещения этого, довольно большого, обширного и сложного сооружения. Единственное, что здесь снято, — это шатер домовой церкви, которая, как положено, была в любом крупном учебном заведении. Шатра этого с этой стороны, вот оно было, это построение, к сожалению, теперь уже нет.

Самое лучшее помещение получил медицинский факультет Туркестанского университета. Это бывший огромный корпус ташкентского наследника цесаревича — кадетского корпуса, который, конечно, ликвидировали в 18-м году. Кадеты не были сторонниками советской власти. И здесь поместились клиники и учебные аудитории медицинского факультета. Это заслуженно, потому что самой лучшей когортой преподавателей были медики Ташкента. Среди основателей университета Моисей Слоним, замечательный врач. Врач Боровский, который обнаружил впервые возбудители лейшманиоза, гвинейского червя, который свирепствовал в Бухаре. Доктор Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий, великий хирург и в будущем святой Русской православной церкви. Все они работали здесь. И пришлось только снять купола домовой церкви, как и в Реальном училище. Дело в том, что эту домовую церковь перестроили в зал заседаний, а когда-то здесь находилась реликвия — походный алтарь Петра Великого, подаренный ташкентским великим князем Николаем Константиновичем в 1911 году кадетскому корпусу во время приезда сюда президента Российской академии наук, его младшего брата поэта К.Р.

Все происходило здесь, вот в этом парке, в этом длинном, большом здании, построенном в начале XX века архитектором Веселовым. Теперь здесь Медицинская академия. А около бывшей церкви захоронения некоторых выдающихся профессоров, в том числе и Моисея Слонима. Здесь центр медицинской науки. В годы Второй мировой войны здесь спасли жизнь Анне Ахматовой. В 50-е годы здесь лечился Александр Исаевич Солженицын. Как вы знаете, он написал роман «Раковый корпус», имея в виду онкологию, ТашМИ, Ташкентского медицинского института. Очень быстро факультет отпочковался от университета и стал самостоятельным учебным заведением. Так и называют это — городок ТашМИ. Ну, а теперь это Медицинская академия Узбекистана.

Но сюда они переехали из очень маленького помещения Ташкентского театра варьете «Буф» в центре города, не сохранившегося до настоящего времени. Очень многие здания университетские, разбросанные по всему Ташкенту, эксплуатировались как факультеты. Например, управление дороги нынешнее «Узбекистон темир йуллари». Когда-то это здание судебных установлений, построенное в 18-м году, было передано университету, там несколько факультетов находилось, в том числе экономический, например, и сельскохозяйственный. Здание бывшего… Ташкентцы знают его как Кинотехникум или редакцию газеты «Народное слово» в центре Ташкента, на улице тогда еще Ленинградская, а теперь Матбуотчилар. В этом здании все студенческие организации университета находились.

Вообще, должен сказать, что университет был разбросан по Ташкенту вплоть до ташкентского землетрясения. Разные факультеты занимали разные по своим достоинствам и по своим архитектурным особенностям здания. И вот перед 1966 годом город выделил на дальней окраине Ташкента большую площадь для университетского городка, как говорили, ВУЗ-городка. И теперь университет находится там, в районе жилого массива Каракамыш.

За прошедшие десятилетия после ташкентского землетрясения здесь, на окраине Ташкента, вырос огромный ВУЗ-городок. Здесь десятки тысяч студентов сейчас, всегда людно, прекрасные здания, построенные в современном функциональном стиле, библиотека фундаментальная здесь, и научная тоже здесь, и учебная тоже здесь. Здесь факультеты химический, физический, биологический, филологический факультет университета.

Мы — выпускники университета — очень гордимся, конечно, этим учебным заведением. Как только оно ни называлось. Сначала это был Туркестанский народный университет, который мы сегодня вспоминали, потом он стал называться Среднеазиатский государственный университет, потом он получил имя Ленина. Ну как же, имя Ленина стоит под указом об организации университетов в 1920-м году, через два года, когда он уже работал. Потом он назывался Ташкентским государственным университетом. Сейчас у него новое название — это Национальный университет Узбекистана. И носит он имя великого средневекового астронома, внука Тамерлана Мухаммеда Тарагая, которого весь мир знает под его кратким прозвищем — Улугбек. Имени Мирзо Улугбека. Ну, знания от этого ведь не меняются, как называется учебное заведение. Люди получают здесь достаточно твердые, уверенные представления об окружающем мире и умение изучать то, что сегодня еще не известно. В этом, наверное, символ того, что Ташкент называют вот уже почти 100 лет университетским городом, а это очень почетное звание, которое надо оправдывать трудом тысяч и тысяч ученых, преподавателей, выпускников этого самого университета. Потому что, как я уже в начале говорил, почти все учебные заведения Центральной Азии ведут свое начало от Ташкентского университета — центра знаний в Центральной Азии.

Читайте также