Караваны отшельника

Сакральные места Узбекистана. Арбуз, выросший за один день, и дети, ставшие собаками
Мавзолей Башира. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

«Фергана» продолжает публикацию исторических очерков Андрея Кудряшова, посвященных культовым местам Узбекистана и ритуалам зиёрата. Сегодняшний материал рассказывает о чудесах Хазрата Башира.

На пути из Самарканда в Шахрисабз, к югу от горного перевала Тахта-Карача расположена одна из самых почитаемых в Узбекистане святынь — мавзолей Хазрата Саида Ахмада Башира. Суровая красота этих мест усиливается их мистической славой. Уже много веков легенда влечет тысячи паломников к истокам реки Кашкадарьи, где родился, прожил всю свою жизнь и, согласно преданиям, совершал чудеса легендарный отшельник.

Имя святого — Башир — на арабском языке означает «радующий, приносящий радостные вести». Народная традиция иной раз толкует его на таджикско-персидский манер — как бешир или «безмолочный». По легенде, родители Башира не могли обрести наследника до глубокой старости, пока их не благословил знаменитый суфийский наставник Шамсаддин Кулал.

Предание гласит, что Саид Ахмад родился, когда его отцу было 90 лет, а матери — 80. Уже с момента появления на свет он обнаружил необыкновенные способности. Согласно легенде, в младенчестве он пил не материнское молоко, а воду из родника — отсюда и прозвище «безмолочный». Кроме того, он рано начал говорить и самостоятельно, без помощи наставников, научился читать Коран.

В пятилетнем возрасте будущий святой ушел из родительского дома в горы, где сорок лет провел в одиночестве и молитвах. Не боясь диких зверей, он зимовал в горных пещерах. Весной, летом и осенью для пропитания собирал плоды и целебные травы. А когда ему не хватало пищи, утолял голод все той же родниковой водой. Совершенный аскетизм предоставил ему безграничную свободу от любых мирских забот, но не сделал равнодушным к судьбе соплеменников. Завершив сорокалетний труд самопознания, Хазрат Башир решил вернуться к людям с единственной целью — обучать их вере и помогать в житейских трудностях.

Ландшафт в окрестностях святилища. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Предание приписывает Саиду Ахмаду Баширу триста шестьдесят пять учеников — по числу дней в году. Каждый из этих учеников впоследствии достиг звания вали — святого покровителя народа. Сам Хазрат Башир родился в 1368 году и прожил 96 лет. За год до своей смерти он указал место для своего будущего мавзолея. По легенде, случилось это так. Стоя на вершине горы в окружении учеников, святой бросил посох вниз, указав, что там, где этот посох будет найден, и следует похоронить его хозяина. Посох воткнулся в землю на дне ущелья и ожил, превратившись в дерево.

Под фундаментом усыпальницы Башира один из его учеников вырыл глубокий грот, где по примеру своего учителя провел отшельником сорок лет. Этот грот до недавних дней использовался некоторыми паломниками для молитвенных уединений во время летней или зимней чилли (Чилля — сорокадневный сезонный период максимальных и минимальных температур, которые в здешних местах обычно колеблются от +48 до -35 градусов по Цельсию). Удивительно, но здесь, в непроницаемом земляном гроте, круглый год постоянно держится температура около +18. Еще одна особенность грота заключается в том, что воздух здесь не застаивается и ощущается как необыкновенно свежий.

Мавзолей Башира. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Две медведицы и сорок два ребенка

Окрестности мавзолея Хазрата Башира и сегодня наводят людей на мысли о покое, влекут к уединению и созерцанию. Склоны Туркестанского хребта к югу от перевала Тахта-Карача состоят из причудливых россыпей разноцветных скал. Вода, ветер и перепады температур за тысячелетия придали этим скалам самые необычные формы — они похожи на фантастические каменные скульптуры. Здесь также можно найти десятки глубоких пещер и множество чистых минеральных источников. В тенистом, заросшем лесом ущелье рядом с усыпальницей святого бьет из земли целебный родник Кара Булак — один из истоков реки Кашкадарьи. Дикий грецкий орех и боярышник здесь соседствуют с исполинскими стволами восточных платанов, которые в Узбекистане называют чинарами. Они особенно почитаемы за свое долголетие. Чинары возрастом в несколько сотен лет прежде украшали многие древние оазисы Центральной Азии. Сейчас, увы, их осталось немного. Верховья реки Кашкадарьи — одно из тех мест, где еще можно увидеть реликтовые рощи дикорастущих чинар. Они стоят по берегам горных ручьев, их могучие корни, обнаженные весенними паводками, рельефно выступают из земли.

Горное селение, где на вершине холма стоит мавзолей святого, немноголюдно, погружено в тишину и несуетный сельский быт. Здесь трава растет прямо на крышах глинобитных домов, очаги топят высушенным коровьим навозом, а в обширных садах плодоносят гранатовые деревья. В теплое время года мавзолей Хазрат Башира посещает до 200 паломников ежедневно. Люди часто приезжают целыми семьями, располагаются на айванах — дощатых помостах вокруг священного источника.

Местные жители в горном селении. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Местное население не только почитает, но и очень любит Саида Ахмада Башира. С особенным удовольствием паломники рассказывают о совершенных им удивительных чудесах, многие из которых сродни тем, что встречаются в притчах и народных сказках. Одна из историй рассказывает, как еще в годы отшельничества Башир научил своего верблюда и собак самостоятельно, без хозяина, возить через горный перевал лекарственные травы на базар в поселок Ургут — покупатели молча обменивали их на необходимые аскету вещи и отправляли «караван» обратно. Другая история повествует о том, как святой на расстоянии почувствовал, что идущие к нему паломники мечтают съесть арбуз — и среди зимы за один день вырастил его из семечка.

Впрочем, бывали среди легендарных деяний Башира и не совсем безобидные. Как-то, путешествуя по окрестным горам, святой столкнулся с шайкой подростков, промышлявших разбоем. Даже поняв, что с отшельника взять нечего, малолетние хулиганы все равно продолжали его преследовать, осыпая насмешками и ругательствами. Разгневанный Башир крикнул им: «Прочь, собаки!» — и они тотчас превратились в стаю бродячих псов, которые в страхе убежали от святого. В последней легенде, наверное, можно проследить аналогии с библейской историей о пророке Елисее. В Иерихоне его преследовали дети и дразнили «плешивцем». И тогда Елисей проклял сорванцов. После его проклятия из леса вышли две медведицы и растерзали сорок два ребенка (4-я книга Царств 2:23-24). Как видим, местная легенда о Хазрате Башире и малолетних разбойниках все же не столь кровожадна. По крайней мере, в ней никто не погиб. Хотя легенда преподносит всем ясный урок: слово святого в мире значит гораздо больше, чем ругань, насмешки и пустословие праздных людей, неразумных, как малые лети. Может быть, именно поэтому над историями о чудесах Башира, какими бы сказочными они не представлялись современному человеку, никто и не думает насмехаться.

Стоит заметить, что средневековые наставники суфийских орденов критически относились к проявлениям сверхъестественных способностей. Они предостерегали своих последователей и учеников от увлечения «чудесами», не говоря уже о банальных фокусах. Дело в том, что чрезмерный интерес к подобным вещам несет в себе соблазны, подогревает тщеславие и гордыню и может отвлечь суфия от его основной цели — любви к Богу и слияния с ним. Тем не менее не только суфии, но и самый ортодоксальный ислам не исключает карамат — экстраординарных и даже чудесных явлений, происходящих с праведными людьми по воле Аллаха.

Вера же в способность святых творить чудеса не только при жизни, но и после смерти составляет одну из основ самого существования народных культов. Святой здесь выступает как бы посредником между Богом и простыми людьми, которые не смеют напрямую обращаться к небесам с просьбами об удовлетворении их повседневных нужд. Такой подход вполне соответствует психологии народов Центральной Азии. Повсеместно паломники верят, что местный вали, заступник, безусловно, может решать нехитрые проблемы маленьких людей и после своей смерти — ведь еще при жизни ему сопутствовали великие и удивительные свершения.

Фото Андрея Кудряшова / «Фергана»

Читайте также
  • Власти Турции задумали открыть мечеть в Соборе Святой Софии

  • NQZ

    Аэропорт Нур-Султана получил новый международный код

  • Узбекистанцы помогают россиянам, которые не могут вернуться на родину. А консульство РФ переводит стрелки

  • Борис Голендер — о ташкентском периоде жизни великого врача и священника Войно-Ясенецкого