Главный борец с коррупцией в Узбекистане раскритиковал издержки национального менталитета

Акмал Бурханов. Фото Международного пресс-клуба Узбекистана

В привычном для узбекистанцев подношении подарков высокопоставленным чиновникам присутствует коррупционный риск. Об этом в интервью Kun.uz заявил директор созданного недавно в Узбекистане Агентства по противодействию коррупции Акмал Бурханов.

«Слово “менталитет” не встречается ни в каком законодательстве. Но у нас все связывается с менталитетом. Один простой пример. На церемониях руководителям государственных организаций обычно дарят подарки. А в иностранных государствах это является преступлением, — сообщил Бурханов. — Когда мы едем в командировку и везем с собой подарок, там говорят, что сдадут его на экспертизу, и если его стоимость превысит установленный размер, то задекларируют его и сдадут в музей. Но у нас дарить подарки – это нормально, и мы опять-таки приписываем это нашему менталитету».

Бурханов отметил, что коррупция – это не только дача и получение взятки. «У нас судья и адвокат в нерабочее время могут сидеть вместе в чайхане, если захотят. А в некоторых государствах, если общественность увидит такие теплые взаимоотношения между судьей и адвокатом, то им придется подать в отставку. Эти факторы тоже играют большую роль», — сказал глава антикоррупционного агентства.

Он также напомнил о практике хокимов (глав администраций) дарить деньги, автомобили и другие ценные подарки по своему усмотрению. «Но хокимов тоже можно понять. Они считают некоторые вещи обычным явлением. К примеру, раздача денег. Обычно, считается нормальным, когда хоким дарит кому-то машину, выдает деньги. Думают, что хокиму можно. Поэтому нам нужно обучать руководителей государственных ведомств, должностных лиц, чтобы они могли различать, какие случаи являются коррупциогенной ситуацией, а в каких случаях, пусть даже обыкновенных, имеются признаки преступления», — пояснил Бурханов.

Он признал, что в стране «к сожалению, от самых низших до самых высших ступеней встречаются факты коррупции, и в отдельных сферах это даже приписывается узбекскому менталитету. А изначально так быть не должно».

Частью менталитета можно считать и непотизм, широко распространенный в Узбекистане. «Порок непотизма у нас очень широко распространен, — посетовал чиновник. — Очень прискорбно то, что в результате этого у квалифицированных кадров умирает надежда на повышение в должности. Появляются мысли о том, что все равно я не смогу двигаться дальше. У меня есть много квалифицированных знакомых, которые учились за границей. Но они боятся приехать сюда. Потому что у нас укрепилась мысль — у меня нет высокопоставленных знакомых, родственников». По мнению Бурханова, устранить непотизм очень сложно, «но можно это предотвратить путем усовершенствования законодательных основ и создания системы назначения должностных лиц в государственном управлении».

Бурханов заявил, что «в какой-то степени» является сторонником «резких, революционных мер».

«Во-первых, следует резко усилить ответственность за такие преступления, как дача и получение взятки. Следует отметить, что в коррупции есть не только дача и получение взятки, но и другие направления. К примеру, при реализации государственных закупок. Но ответственность за них очень несущественна. При совершении экономического преступления можно просто уплатить штраф и уйти от ответственности. Или на суде дают десять лет, а после амнистии преступник выходят через один-два года», — привел пример глава Агентства. Он пообещал заняться вопросом внесения в законодательство нормы об отказе в амнистии преступникам, совершившим коррупционные преступления.

«Одной из резких мер» Бурханов назвал введение механизмов контроля государственных закупок и распределения международной помощи и кредитов. «Необходимо вести учет не только доходов, но и расходов государственных ведомств. Мы собираемся добиться освещения в СМИ всех расходов государственных ведомств. При таких условиях возможности коррупции будут затруднены, а ответственность должностных лиц повысится», — заявил чиновник.

Отдельно он остановился на декларировании доходов государственных служащих. «По этому поводу разрабатывается законопроект. Если к концу года будет принят этот закон, нас ждут существенные изменения», — анонсировал Бурханов.

По его словам, «вскоре будет обеспечено полное декларирование доходов всех тех, кто получает зарплату за счет налогов граждан. Система будет запущена с начала 2021 года. Следует начинать с крупных должностных лиц, это будет логически верно», — подчеркнул Бурханов.

При этом он призвал не ожидать, «что после создания агентства сразу арестуют десятки министров и хокимов и задержат за взятки большое количество граждан на всех уровнях».

«Наша цель – не наказывать. Мы постараемся уменьшить случаи коррупции в нашем обществе. Самый главный критерий при оценке результативности деятельности агентства в числе таких, как усиление ответственности, задержание коррупционеров, открытость следственных действий, заслушивание мнения общественности в ходе процесса, – это появление мнений людей о том, что в какой-либо сфере коррупция уменьшилась», — пояснил Бурханов.

Он анонсировал запуск платформы для связи с гражданами, через которую можно сообщать о фактах корупции с тем, чтобы агентство приняло оперативные меры. «Мы будем обеспечивать обнародование всех преступлений, независимо от их масштаба, с соблюдением процессуального порядка», — заявил чиновник. Он призвал к сотрудничеству общественные организации и всех граждан: «Мы заинтересованы в том, чтобы выслушать их мнение. Обещаю создать все возможности для контроля каждого случая и обеспечения неизбежности наказания».

Борьба с коррупцией в Узбекистане была объявлена еще в 2016 году, но соответствующая программа была утверждена лишь спустя три года. Агентство по противодействию коррупции создано в июне 2020 года, оно подчиняется непосредственно президенту страны и будет отчитываться перед парламентом. «Создание агентства по борьбе с коррупцией – это большая политическая воля государства. Это, с одной стороны, признание государством наличия глубоких корней данного порока, а с другой стороны, необходимость борьбы с коррупцией на уровне главы государства», — пояснил Бурханов.

В Индексе восприятия коррупции-2019, составляемом организацией Transparency International, республика с 25 баллами (100 – самый низкий уровень коррупции) занимает 153-е место из 180 возможных.

Читайте также
  • Шахтерский поселок на севере Таджикистана более десяти лет живет без воды

  • В Ташкенте насчитали всего 42 вековых дерева. «Фергана» решила на них посмотреть, пока не поздно

  • В Туркменистане пытаются одновременно отрицать COVID-19 и бороться с ним

  • Вторая волна пандемии COVID-19 вызвала в Узбекистане реальную панику