После локдауна оборот наличности в Узбекистане увеличился на 85%

Фото с сайта Review.uz

В Узбекистане после смягчения карантина в апреле и мае оборот наличных денег через кассы банков увеличился, однако не достиг того же уровня, что в докарантинный период. Это следует из обзора, представленного на сайте Центробанка республики.

В апреле 2020 года приток денег в кассы банков сократился примерно на 41% по сравнению с мартом, а в июне увеличился на 85% по сравнению с апрелем, составив 14,6 трлн сумов ($1,4 млрд). В то же время этот показатель значительно ниже, чем до карантина (например, в январе было 15,8 трлн сумов, или $1,5 млрд).

Значительная доля прироста денежных поступлений в июне приходится на сферу торговли и платных услуг (3,5 трлн сумов, или $344 млн), а также банковских услуг (1,4 трлн сумов, или $137,7 млн). Это произошло, после того как в зеленых и желтых зонах заработали торговые объекты и сфера обслуживания, смягчились запреты на движение автомобилей, выросли выплаты по кредитам, вклады и объемы покупки валюты.

В апреле 2020 года было на 35% меньше расходов наличных денег через кассы банков (включая банкоматы). В июне они увеличились на 53% — до 14,8 трлн сумов ($1,4 млрд), общий объем денежных средств, перечисленных на банковские карты, составил 15,9 трлн сумов, из них 6,1 трлн сумов (38%) были обналичены.

Расход наличных в условиях карантина оказался относительно стабильным, отметили в ЦБ, поскольку платились пенсии, пособия и зарплаты бюджетным и стратегическим предприятиям, не приостановившим свою деятельность.

С 1 мая узбекских пенсионеров начали переводить на безналичный расчет, однако из-за возникшей волны недовольства тем, как был организован этот процесс, от такой идеи пришлось отказаться.

Читайте также
  • Шахтерский поселок на севере Таджикистана более десяти лет живет без воды

  • В Ташкенте насчитали всего 42 вековых дерева. «Фергана» решила на них посмотреть, пока не поздно

  • В Туркменистане пытаются одновременно отрицать COVID-19 и бороться с ним

  • Вторая волна пандемии COVID-19 вызвала в Узбекистане реальную панику