Страсти по артефактам 2.0

Украденные из Шахи-Зинды изразцы «всплыли» в Лондоне
Один из обнаруженных изразцов. фото The Guardian

Британский музей экспонирует и затем вернет Узбекистану артефакты, изъятые в аэропорту Хитроу. Шесть плиток, относящихся к концу XIII — середине XIV века, вывезли из комплекса Шахи-Зинда в Самарканде. Их обнаружили в багаже одного из пассажиров, который утверждал, что это — специально состаренные копии. Подробности — в материале «Ферганы».

Изразцы в багаже

Артефакты из Узбекистана обнаружили в лондонском аэропорту Хитроу еще в январе этого года, однако известно об этом стало только сейчас, после публикации в британской газете The Guardian. Шесть плиток лежали в чемодане одного из пассажиров, прибывшего из Дубая. В сопроводительных документах он задекларировал их как специально состаренные копии, предназначенные для продажи. Мужчина сообщил, что приобрел плитки в Шардже (ОАЭ), предъявив квитанцию на 315 дирхамов (около 70 фунтов стерлингов).

Офицеры пограничной службы изъяли находку и передали в Британский музей, чтобы уточнить ее настоящий возраст и страну происхождения. Старший куратор отдела Ближнего Востока музея Сент-Джон Симпсон связался с экспертами из стран Ближнего Востока, Центральной Азии, США и России, и вместе они выяснили, что плитки относятся к концу XIII — середине XIV века, периоду, который начался с основания улуса Чагатай-хана, второго сына Чингисхана, пишет The Guardian.

12 октября Министерство культуры Узбекистана в своем пресс-релизе уточнило состав экспертного совета, который изучал артефакты. В него вошли ученые из семи стран: профессор Джеймс Аллан (Оксфордский университет), доктор Анвар Атаходжаев (Самарканд), доктор Бахтияр Бабаджанов (Ташкент), профессор Шейлу Блэр (Бостонский колледж), профессор Роберт Хилленбранд (Эдинбургский университет), Джолион Лесли и доктор Ричард МакКлари (Йоркский университет), профессор Чарльз Мелвилл (Кембриджский университет), доктор Джебраэль Ноканде (Национальный музей, Иран), доктор Бернард О’Кейн (Каир), доктор Андрей Омельченко (Государственный Эрмитаж) и доктор Бахар Оздемир (Университет Хаджи Байрам Вели в Анкаре).

После того, как совет установил ценность изразцов, их конфисковали и передали в Британский музей для последующего возвращения в Узбекистан. Министерство культуры республики поблагодарило всех причастных за проделанную работу и «любезно согласилось с экспонированием данных плиток в Британском музее в декабре 2020 года», — указано в пресс-релизе.

Обнаруженные изразцы. фото The Guardian

Одновременно узбекистанские чиновники начали выяснять, откуда конкретно взялись эти артефакты. Рабочая группа Департамента культурного наследия посетила Самарканд, выявив «​​стилистическую близость изразцов к архитектурному декору мавзолея Ходжи Ахмеда (вторая половина XIV в.) и Неизвестного мавзолея (1360/61 г.)». «Но полное совпадение фрагментов декора из архитектурных памятников плиткой еще не установлено», — констатировали в ведомстве.

Шахи-Зинда

Происхождение мавзолеев Шахи-Зинда связывается традицией с именем двоюродного брата пророка Мухаммеда Куссамом Ибн Аббасом, оставленного с небольшим гарнизоном в Самарканде для обращения в ислам местных жителей и населения окрестных гор. Согласно мусульманским историкам, Ибн Аббас провел более семидесяти ожесточенных сражений с идолопоклонниками в долине реки Заравшан, одерживая неизменные победы. Но в 676 году большой отряд язычников, внезапно спустившийся с гор, напал на Самарканд, когда правоверные совершали намаз. Вся мусульманская община в городе была перебита.

По одной из легенд, не избежал руки врага и Куссам. Но когда сабля язычника уже рассекла ему шею, на помощь к нему явился сам Хазрат Хызр (Святой Хызр). Минбар (место моления) под ними раскололся, и, держа в руках отрубленную голову, в сопровождении Хызра Ибн Аббасс скрылся сквозь образовавшуюся щель в подземную пещеру, где бил священный источник. Испив воды из источника, Кусам обрел бессмертие. Об этом журналист «Ферганы» Андрей Кудряшов еще в 2005 году писал в своей статье «Страсти по Самарканду», посвященной реконструкции древнего мавзолея Шахи-Зинда (буквально это название означает — Живой Царь).

Шахи-Зинда после реставрации. фото Дмитрия Костюшкина

Раскопки и реставрация велись в мавзолее в 1996, 2000 и 2004 годах. Последний этап вызвал ожесточенные споры из-за своих масштабов, чему и была посвящена статья — многие боялись, что Шахи-Зинда потеряет свой исторический облик. Тогда во время работ было найдено множество артефактов (в основном, фрагментов архитектурного декора), которые, как утверждают в Минкульте, передали в фонды Института археологии Академии наук, Самаркандского государственного историко-культурного и архитектурного музея-заповедника и Музея истории Самарканда. Однако The Guardian, ссылаясь на узбекских специалистов, пишет, что ряд обнаруженных тогда артефактов так и остались неучтенными. Их стоимость составляет десятки тысяч фунтов, отмечает издание.

Возвращенные ценности

За последние десять лет Британский музей, со слов его директора Хартвига Фишера, помог вернуть более 2 500 произведений искусства в Ирак, Афганистан, Узбекистан и другие страны.

Летом 2017 года музей вернул Ташкенту пропавший фрагмент фасада средневекового мавзолея Чашмаи-Аюб в Бухаре. Огромная — высотой более полуметра — плитка бирюзового цвета с каллиграфической надписью на арабском языке исчезла в 2014 году. Позднее ее вывезли из страны и выставили на продажу в лондонской галерее Mayfair. Украденный артефакт купил владелец галереи Simon Ray Саймон Рэй, специализирующийся на индийском и исламском искусстве. По словам Рэя, его заверили, что артефакт хранился в Германии.

Фотографию плитки, опубликованную в каталоге галереи, увидел ученый из Оксфорда Джеймс Аллан. Он узнал артефакт и связался с Рэем, а тот, в свою очередь, обратился в Британский музей.

Как сообщили в Минкульте Узбекистана, сейчас эта плитка находится в Государственном музее искусств в Ташкенте. «После проведения следственными органами Узбекистана расследования, причастные к этому хищению лица были наказаны», — подчеркнули в ведомстве. Что это за люди, и как им удалось снять и вывезти артефакт из страны в Европу, там не уточнили.

  • Пока разношерстные политики в Кыргызстане борются за власть, граждане защищаются от погромов и помогают друг другу

  • Кто победит в Кыргызстане: устроившая переворот молодежь или «аксакалы» от политики?

  • Жители Ташкента борются за сохранение парков, а власти узбекской столицы продают их за гроши

  • Саша Барон Коэн обидел целую страну и, похоже, не намерен останавливаться