«Дайте нам благословение»

Молодежь Кыргызстана открыто требует от «стариков» передать ей власть
Добровольные дружинники охраняют Бишкек. Фото "Ферганы", 8 октября 2020 года

На пятый день после так называемой «октябрьской» революции Кыргызстан погрузился в глубокий политический кризис. Ситуацию в республике наблюдатели и силовики оценивают как «хаос». И пока тяжеловесы киргизской политики делят портфели в будущем временном правительстве, на защиту столицы от мародеров вышли добровольные народные дружины. Их костяк составляет молодежь, которую уже не устраивает роль универсальной охраны. Молодые оппозиционеры объединяются и открыто претендуют на власть. Подробности — в материале «Ферганы».

«Ночной дозор»

На первом же крупном перекрестке нас остановила группа ребят. В салон автомобиля заглянул юный парень, похожий на уличного музыканта. Стараясь делать взрослое лицо, он внимательно оглядел нас и затем вежливо разрешил: «Да, можете ехать».

Бишкек в эти революционные дни, вернее, ночи, представляет собой трогательнейшую картину — городская молодежь, многие почти дети, одетые со вкусом и небрежно, т.е. по-городскому, контролирует ночную жизнь столицы. Они проверяют автомобили, разгоняют пьяных, приезжают на вызовы нервных старушек. Также дежурят у всех более или менее крупных столичных объектов. Но главное, пресекают любые намеки на мародерство. Молодые полностью взяли на себя функции киргизской милиции, которая вот уже третий день, как растворилась в воздухе.

Бишкек после полуночи пустынен и зловещ. Белый дом — резиденция президента и парламента — который несколько дней назад был захвачен (кстати, уже в третий раз за последние десять лет) погружен во тьму, ни в одном из его окон не горит свет. Победившая оппозиция уже раскололась на множество мелких и крупных группировок. Некоторые из них грозятся взять злосчастную резиденцию в четвертый раз. В том числе поэтому ночами по городу курсируют дружины. В чатах Telegram они координируют действия с так называемыми диспетчерами — людьми, находящимися в штабах.

Молодежь решительна и настороженна. Крупный, сурового вида русский парень у Ортосайского рынка раза три уточнил у меня, из какого я издания. Но и после отвечал неохотно и скупо. Другие молодые дружинники также не были словоохотливыми и советовали задавать вопросы штабу. Их реакция понятна: ночной Бишкек сейчас полон странных и опасных людей, которым нетрудно назвать себя кем угодно, хоть представителем Папы Римского.

В одном из штабов добровольных дружинников, расположенном во Дворце спорта, мне сообщили, что этой ночью на дежурство в городе вышло около 4,5 тыс. человек. Здесь во Дворце спорта молодых ребят координирует девушка по имени Жибек. Она представляет созданное несколько дней назад молодежное движение «Элдин Уну» («Голос народа»).

«Мы представляем молодежь, и здесь находится в основном молодежь. Наша задача — обеспечить стабильность в городе, защитить его от преступников», — сразу же объяснила она, и добавила: «Но мы за легитимную власть. Поэтому мы против недавнего назначения парламентом без необходимого кворума премьер-министром Садыра Жапарова (выпущенный после переворота из колонии оппозиционер, которого местный парламент то ли назначил, то ли не назначил премьер-министром — прим. «Ферганы»).

В местном штабе все четко организовано. Есть своя группа врачей, которые лечат дружинников, есть также «группа питания» — активисты договорились с рядом известных столичных кафе, и те кормят людей бесплатно.

«Мы собираем ребят через соцсети. Пишем, мол, приходите, если хотите защитить наш город, — говорит Жибек. — И они приходят, видите, постоянно появляются новые и новые люди». Город патрулируют несколько групп. В каждой от 200 до 400 человек. Специальный координатор в штабе принимает в чате сообщения от жителей Бишкека о случаях мародерства, нарушения общественного порядка, и оперативно направляет туда дружинников.

«Вот смотрите, если докладывают, что, допустим, в Кок-жаре (городской район, — прим. «Ферганы») что-то произошло, то наши патрульные машины выезжают туда, снимают на камеру, что там происходит…», — Жибек нажала на одно из аудиосообщений во внутреннем чате. Звучит тревожный голос: «Вот видеоотчет по Кок-жару. Вот этот дом. Ребята, если можно вышлите сюда подкрепление. Будем искать этих вот…».

«Там группа молодежи распивала спиртные напитки, — пояснила Жибек. — Понятно же, что они станут неадекватными, поэтому пришлось их разгонять… Приходится следить за всем, за пьяными, за автонарушителями, много работы…Вот у Дома правительство были провокационные действия, грабят дома. Вчера молодые парни бежали в сторону Киргизии-1, чтобы разграбить богатые особняки чиновников. Большое количество дружин встали по всей магистрали кордоном, и не пропустили их к домам. Возле ЦУМа ломбарды с золотом разграбили. Мы к сожалению не успели прибыть на место».

На вопрос, сколько еще они будут патрулировать город, Жибек пожала плечами: «Пока не закончится весь этот хаос».

Кто тут власть?

Киргизская молодежь, что заметно и по дружинникам, и по волонтерам, хорошо осознает свою силу. И уже не довольствуется ролью универсальной охраны. В недавнем «ночном» перевороте, когда киргизская власть рассыпалась за час, именно они сыграли ключевую роль, причем при почти полном отсутствии своих лидеров из числа многоопытных «аксакалов» (по крайней мере, поначалу). Теперь, как уже говорили «Фергане» киргизское эксперты, они претендуют на большее.

Сегодня о «молодежи» как о реальной силе в Кыргызстане рассуждают многие политики. Тем более, что ответа на вопрос «кто власть?» в стране по-прежнему не знает никто, даже Омурбек Суваналиев, некогда популярный борец с коррупцией, назначенный недавно координатором всех оставшихся силовых структур. Сегодня он — единственная в стране управленческая фигура, которую худо-бедно признают партии и движения.

В республике действуют как минимум три Координационных совета (по другим подсчетам — их аж шесть), в которых различные группировки пытаются протащить своего человека на ключевую сейчас должность премьер-министра. Среди основных кандидатов по-прежнему –выпущенный революционерами из тюрьмы оппозиционер Садыр Жапаров и представитель партии «Ата Мекен» Тилек Токтогазиев. На днях к ним присоединился 50-летний миллионер и бывший премьер-министр, Омурбек Бабанов. Сведений о том, где находится свергнутый президент, по-прежнему нет, из-за чего Кремлю даже пришлось опровергать версию о том, что Жээнбеков благополучно прибыл в РФ.

Сам Сооронбай Жээнбеков при этом регулярно распространяет через своего пресс-секретаря сообщения с призывами «вернуться в правовое поле». Примерно все это Киргизии уже проходила в предыдущих своих революциях. В нынешней — уже принципиально другая ситуация. Киргизское общество смертельно устало от политической карусели, которую местная элита устраивала стране на протяжении, как минимум, пятнадцати лет. В «молодых» сейчас видится свежая сила, которая коренным образом обновит элиту и выведет страну из перманентного хаоса. Достаточно почитать «кыргызские» соцсети, которые сегодня криком кричат об усталости общества от лицезрения одних и тех же лиц, и требуют люстрации и новой элиты.

Молодые сегодня это хорошо понимают. Особенно четко это проявилось в ходе недавнего диалога на радио «Азаттык» одного из молодежных лидеров Эркина Рыскулбекова с многоопытными влиятельными оппозиционерами Адаханом Мадумаровым и Равшаном Жээнбековым. Послушав аксакалов, которые авторитетно говорили о путях выхода из кризиса, Эркин Рыскулбеков заявил: «Адахан байке, Равшан байке, не обижайтесь, но пусть вашим вкладом будут слова на следующих выборах: «Вот вам дорога, молодежь, вперед». Дайте нам благословение».

«Старики» такого благословения, однако, не дали.

«Если запустить в школу одних первоклассников, что будет? Мы должны думать о последствиях», — сказал в ответ Адахан Мадумаров. Равшан Жээнбеков также не скрывал своего раздражения: «Вот вы говорите: дайте нам власть. А вы сможете взять это в свои руки? Привести страну к стабильности? Второе: пандемия. У вас хватит сил это взять в руки? На это все мы вынуждены просить у международных организаций, это третье. Вы сможете? Я сомневаюсь, что многие, кто стремится к власти, смогут это сделать».

Женщин и детей просят удалиться

Сейчас оппозиционно настроенная киргизская молодежь предпринимает лихорадочные попытки объединится и выбрать единого лидера. Участников молодежных крыльев различных партий призывают покинуть их и влиться в новое объединенное движение «Жанылануу кыймылы» («Движение Обновления»).

Против молодых, однако, действуют такие факторы, как отсутствие политического опыта, и, что в Кыргызстане гораздо важнее, отсутствие финансов. Характерна тут история участия в недавних выборах новой партии «Реформа» (о ней в эти дни в республике говорят, как о об основной организованной силе, которая может противостоять старой элите). Костяк партии как раз составляет молодежь. Не имеющая средств «Реформа» собирала деньги для избирательного залога с помощью фандрайзинга и, как сообщалось, впервые в истории страны сумела успешно сделать это. Лидера партии, бывшую судью Конституционной палаты Клару Сооронкулову (она, кстати, единственная женщина, возглавлявшая партию в списке 16-ти политических объединений, принявших участие в парламентских выборах), даже прочили в кандидаты в премьер-министры. Но сама она опровергла информацию о своем выдвижении, предпочитая, очевидно, пока оставаться в тени.

Соперники «Реформы» и в ходе выборов, и сейчас обвиняют ее в «прозападности» и «НПОшности». Аргумент, в общем-то, так себе, учитывая давно известное обстоятельство, что весомая часть киргизской молодежи, в особенности бишкекской, давно и прочно вестернизирована. Впрочем, обвинения в «прозападности» раздаются в адрес каждого мало-мальски крупного, создаваемого в Кыргызстане молодежного объединения.

«Нас тоже обвиняют, – пожимает плечами Жибек во время разговора в фойе Дворца культуры. – Кто? Сторонники Садыра Жапарова. Мы, мол, проплаченные американцами, как партия «Реформа». Вот, смотрите (роется в телефоне и затем зачитывает сообщение): Сторонники Садыра Жапарова, приезжайте на площадь Ала-Тоо, поддержим Садыра Жапарова. Мы против американских проплаченных людей. Все они НПО-шники. В том числе те, кто выходил на парад 8 марта, когда они поддерживали ЛГБТ».

«А вы прозападные?», – спрашиваю.

«Мы — молодежь. Где вы тут видите хоть одного американца, который сидит тут и выдает нам деньги? Все сами», — ответила девушка.

Жибек ведет меня за столы с разлитым для дружинников чаем, и с гордостью показывает медикаменты, собранные волонтерами. На этом разговор завершается – у Жибек гора работы. Ее дружинники требуют неустанного внимания и координации. Очередная ночь, благодаря молодым, завершилась в Бишкеке относительно благополучно.

Утром в столице объявятся солидные «старики» и начнется новый раунд борьбы за власть.

Алексей Торк
  • В Кыргызстане — новое-старое правительство, в Бишкеке введен режим чрезвычайного положения

  • Пока разношерстные политики в Кыргызстане борются за власть, граждане защищаются от погромов и помогают друг другу

  • Киргизский политик Феликс Кулов объясняет причины «октябрьской революции» и дает советы власти

  • Кто победит в Кыргызстане: устроившая переворот молодежь или «аксакалы» от политики?