Пограничное расстройство

Что говорят эксперты о возможности новой войны между Арменией и Азербайджаном
Огонь азербайджанской артиллерии. Фото с сайта Mil.gov.az

Обстановка на границе Азербайджана и Армении, обострившаяся в конце прошлой недели, остается напряженной. После недолгого затишья там возобновились обстрелы. Стороны используют крупнокалиберные пулеметы и артиллерию, в зону обстрела попадают и населенные пункты. Некоторые из них были эвакуированы.

Страны обмениваются обвинениями (в частности в обстреле мирного населения) и заявляют о готовности к решительным мерам. И в Армении, и в Азербайджане уже появились добровольцы, готовые встать под ружье в случае эскалации конфликта.

Обострение пока не перекинулось на Карабах – спорную территорию (регион, где сейчас проживает преимущественно армянское население, фактически откололся от Азербайджана, хотя формально входит в его состав), которая остается одной из главных причин армяно-азербайджанского конфликта. У его неформальных границ также периодически происходят обстрелы, масштабных военных действий там не было последние несколько лет (хотя на фоне конфликта с Арменией в Баку вновь звучат призывы к тому, чтобы его отвоевать).

Эксперты с обеих сторон предположили, что обострение может использоваться в политических целях, чтобы отвлечь население от внутренних проблем, связанных с экономическим кризисом и вспышкой коронавируса. Вероятность перерастания стрельбы на границе в более масштабный конфликт хотя и существует, но сейчас считается невысокой.

Конфликт

Зоной конфликта стал участок границы между Тавушской областью Армении и Товузским районом Азербайджана. И армяне, и азербайджанцы заявляют, что противник открыл огонь первым (по версии Еревана, этому предшествовала попытка азербайджанских военных подъехать на автомобиле к армянским позициям).

Сожженный автомобиль армянской армии. Фото с сайта Mil.gov.az

По версии военного эксперта Armenian Research & Development Institute Леонида Нерсисяна, поводом для столкновений стал обстрел с азербайджанской стороны, после которого армянские военные «провели масштабную контратаку и заняли одну из высот». Конфликтам на границе, отмечает глава Института Кавказа Александр Искандарян, способствует и то, что ее делимитация после распада Советского Союза так и не была проведена.

Следующие несколько дней на границе продолжались обстрелы (в Армении также заявили, что на ее территорию пытались попасть диверсанты из Азербайджана). Обе стороны опубликовали видео с уничтожением опорных пунктов противника. Обе заявили, что противник понес значительные потери в людях и технике (Азербайджан утверждает, что только за один день огнем его военных были уничтожены «огневые позиции [армянских солдат], радиолокационная станция разведывательного подразделения, хранилище военной автомобильной техники, танк, бронетранспортер, более 20 военнослужащих, штаб батальона и военная инфраструктура»).

Лишь часть таких заявлений подтверждена. Официально Азербайджан подтвердил гибель 12 военных, Армения – четырех. С азербайджанской стороны, по официальным данным, также погиб мирный житель.

К середине недели обстановка немного разрядилась. Представители обеих сторон подчеркнули, что стрелять стали меньше. В приграничном районе Азербайджана рассказали, что те, кто покинул свои дома из-за обстрелов, постепенно возвращаются. Министерство обороны Армении также заявило 15 июля, что в целом на границе соблюдается режим перемирия.

Но на следующий день обстрелы возобновились. Армения сообщила, что с азербайджанской стороны по ее селам стреляют из минометов и гаубиц (по подсчетам властей, за несколько дней были повреждены около двух десятков домов). Азербайджан – что его приграничные территории обстреливают из крупнокалиберных пулеметов и артиллерии.

Армянские солдаты в зоне конфликта. Фото с сайта Mil.am

Ресурсы

На этом фоне продолжается обмен угрозами. В Ереване заявляют, что «контролируют ситуацию и при необходимости готовы разгромить воздушные и сухопутные силы противника». В Баку угрожают гипотетическим ракетным ударом по армянской АЭС (в ответ на неясные угрозы для азербайджанского водохранилища) и анонсируют пересмотр военного бюджета (судя по контексту – в сторону повышения).

В то же время на призывы к возобновлению войны за Карабах – лозунги, звучавшие недавно на митинге в Баку, – власти Азербайджана реагирует сдержанно. Они не раз повторяли, что готовы вернуть регион «любыми средствами», но на фоне нынешнего противостояния с Арменией президент Азербайджана Ильхам Алиев хотя и назвал переговоры по карабахскому конфликту «бессмысленными», тем не менее оговорился, что «нет необходимости опережать события, это может навредить».

Для военного противостояния ресурсов у Азербайджана гораздо больше, чем у Армении. По данным Стокгольмского института исследований проблем мира (SIPRI), с 2010 по 2019 год военные расходы Азербайджана составили около $18 млрд долларов (он, в частности, стал одним из основных импортеров военной техники Израиля), Армении – около $4 млрд. В неофициальном рейтинге мировых армий Global Firepower Азербайджан занимает 64-е место (по соседству с Казахстаном), Армения – 111-е (по соседству с Молдовой).

Митинг в Баку с требованием возобновления войны за Карабах. Фото с сайта Turan.az

Однако, как считает представитель Ассоциации военных политологов подполковник запаса Александр Перенджиев, сама по себе военная мощь не гарантирует однозначного преимущества, следует учесть и другие обстоятельства, такие как членство Армении в военном блоке ОДКБ с Россией (в республике также размещена российская военная база). «Безусловно, Азербайджан вооружен более современной техникой: танками, различными видами бронемашин, системами управления войсками, беспилотниками, но это не всегда бывает решающим фактором», – отмечает он.

С другой стороны, присутствие Армении в ОДКБ, по его словам, также не следует переоценивать (после обстрелов на границе было анонсировано экстренное заседание постоянного совета ОДКБ, но позднее стало известно, что его отложили). «Вовлечение других стран — членов организации в этот конфликт маловероятно, – полагает эксперт. – Здесь прежде всего речь идет о военно-политической поддержке Еревана – пока Армения является членом ОДКБ, у третьих стран, в первую очередь у Турции, не будет соблазна открыто вмешаться в войну (формально Турция заявила, что «продолжит поддержку ВС Азербайджана против Армении». – Прим. «Ферганы»).

Прогнозы

Предыдущие масштабные столкновения произошли на линии соприкосновения Карабаха в 2016 году. Тогда за взаимными обвинениями в обстрелах (между непризнанной республикой и Азербайджаном) последовали боевые действия с использованием военной техники и авиации. Бои продолжались несколько дней, азербайджанские военные, по официальным оценкам, тогда продвинулись на территории площадью примерно в 20 квадратных километров (в Армении вскоре после этого были уволены несколько высокопоставленных военных, что неофициально связали с событиями в Карабахе).

Нынешнее противостояние на границе, считает политолог Александр Искандарян, несмотря на то что в нем задействованы артиллерия и танки, носит все же локальный характер. Он поддерживает версию, что для властей (в данном случае Азербайджана) «эскалация напряженности на передовой» может быть средством для «отвлечения внимания общества».

«Военные действия носят все же локальный характер, и ситуацию нельзя считать вышедшей из под контроля, – соглашается азербайджанский политолог Зардушт Ализаде, комментируя обстановку после нескольких дней обстрелов. – Да, бои идут три дня, обстреливаются села, есть жертвы среди высокопоставленных военных. Однако театр боевых действий локальный, стороны не захватили территорий друг друга. В такой ситуации Россия, выступив в роли главного арбитра, может остановить стороны <...> В принципе, деэскалация на данном этапе не проблема, потому что статус-кво не изменился». Статус-кво, полагает руководитель Центра политических и экономических исследований Хикмет Гаджизаде, в целом устраивает Россию, поскольку способствует сохранению российского влияния и на Армению, и на Азербайджан.


Читайте также