Похитители гаокао

Китайцы воруют друг у друга экзаменационные результаты, чтобы сделать карьеру за чужой счет
Абитуриенты готовятся к гаокао. Фото с сайта Scmp.com

На днях в Китае прошли общенациональные экзамены (гаокао) – тесты, необходимые для поступления в вуз. Ежегодно в них участвуют миллионы людей (в этом году число участников стало рекордным – более 10 млн). И результаты во многом определяют их дальнейшую карьеру.

В Китае такие экзамены – важный социальный институт. Они играют роль «социального лифта», благодаря которому ребенок из малообеспеченной семьи – если он будет хорошо учиться – сможет поступить в престижный вуз, а после него – получить высокооплачиваемую работу. По крайней мере, в теории.

Но в этом году экзаменам предшествовал громкий скандал. Женщина, сдавшая тест в середине 2000-х годов (ее результаты были достаточно высокими, но университет, куда она отправила документы, ей отказал), неожиданно узнала, что ее результаты украли. В вуз под ее именем поступила другая студентка, девушка из влиятельной семьи. Она получила диплом под чужим именем, а позднее, используя его, устроилась на государственную службу.

Когда об этом стало известно, самозванку уволили и лишили диплома. Однако на фоне скандала стали появляться свидетельства, что это далеко не единичный случай. В восточной провинции Шаньдун сейчас расследуют несколько сотен подобных афер, и, по словам местного правозащитника, это может оказаться лишь «вершиной айсберга».

Все это может быть проблемой не только для тех, кто проходит тесты (и может опасаться, что результаты украдут), но и для властей. Национальные экзамены – один из символов меритократии в Китае, системы, обещающей, что человек может добиться успеха благодаря своим способностям. Обещания, естественно, выполняются далеко не всегда (исследователи отмечали, что люди с недостаточно высоким социальным статусом, в частности, вынуждены искать связи в партийных кругах, чтобы добиваться результатов). Но теперь правительству приходится доказывать, что оно способно защитить «социальные лифты» от злоупотреблений даже на базовом уровне.

Экзамены

Преподаватель желает удачи ученикам перед сдачей гаокао. Фото из твиттера China Daily

Национальные тесты проводятся с начала 1950-х годов – практически с момента создания современного китайского государства (по значимости некоторые сравнивают их с экзаменами при поступлении на гражданскую службу, существовавшими в период имперского Китая). В них входят экзамены по трем основным предметам (китайскому, математике и английскому) и одному дополнительному (в зависимости от будущей специализации). В основном их сдают выпускники школ, но не только – ограничения по возрасту отменены с начала 2000-х годов.

Экзамены не проводились в 1960-е годы – во время «культурной революции», гонений на науку и образование. Будущий лидер Китая Си Цзиньпин, как и будущий премьер Ли Кецян, их не сдавали – после школы их отправили на «трудовое воспитание» в деревни (хотя позднее оба все же получили высшее образование).

Перед тем как сдавать тесты, абитуриент подает документы в один или несколько вузов (от набранных балов зависит, куда его согласятся взять). Уровень конкуренции – особенно в престижные университеты – высок. Некоторые описывают это как сцену, на которой множество людей должно «пересечь реку, пройдя по узкой доске».

У многих, как подростков, так и их родителей, это вызывает большой стресс (это проявлялось еще острее, когда в Китае была жестко ограничена рождаемость, – на единственного ребенка в семье возлагались повышенные надежды, так что и давление, связанное с получением образования, нередко было очень сильным). Многие готовы идти на радикальные меры – заниматься по 16 часов в день (как в одном из небольших городов, где подготовка к поступлению в престижные вузы поставлена на поток) и даже ставить капельницы, чтобы поддержать силы, учась по ночам.

Тем не менее, несмотря на недостатки, система остается популярной. «Это сложный путь, но мне это помогло начать карьеру, – говорит Юй Миньхун, основатель образовательной компании New Oriental Education. – Для миллионов детей из сельской местности это хорошая возможность».

Нарушения

Видеоконтроль за сдающими гаокао. Архивное фото с сайта Qz.com

Власти стараются пресекать нарушения. За участниками следят дроны и искусственный интеллект (система подает сигнал, если решит, что кто-то ведет себя подозрительно). Полиция изымает из продажи «шпионские» устройства, которые могут быть использованы для того, чтобы получать подсказки (перед нынешними экзаменами по таким делам были задержаны сотни людей). В этом году власти также ограничили возможности поступления в вузы в обход гаокао (ими могли пользоваться, в частности, дети, у которых один из родителей имел иностранное гражданство, – даже проживая в Китае, они могли поступить в институт по упрощенной процедуре как «иностранные студенты»).

Но за результатами уже сданных тестов, как оказалось, следят не так строго. И мошенники могут этим пользоваться.

С этим столкнулась Чэнь Чуньсю, жительница города Лаочэн (на востоке Китая). Еще в 2004 году она сдала экзамен, набрав 546 из 750 баллов, – вполне достаточно, чтобы поступить в Шаньдунский технологический университет по специальности «международная экономика». Но планы Чэнь, дочери фермера, не осуществились – ни этот, ни другие вузы ей не ответили (не получив ответов, она решила, что провалила экзамен). Позднее она пробовала работать в разных местах, в итоге устроившись в детский сад.

О том, что ее результат был украден, Чэнь узнала случайно – когда решила пойти на курсы, чтобы подучиться. В официальной базе она прочитала, что на ее имя уже получен диплом (в том самом университете, куда она собиралась поступить), – там были указаны ее имя и личный код, но на фото была другая девушка.

Чэнь обратилась в университет, и подмена подтвердилась. Как выяснилось, самозванке, набравшей тогда 303 балла, помогла семья (отец – предприниматель, дядя – глава одной из местных администраций, который в то время курировал образовательную сферу) – они использовали свои связи, чтобы устроить ее в университет с чужим результатом и под чужим именем. Отцу пришлось объясняться с полицией. Университет на фоне скандала согласился принять Чэнь на учебу.

Самозванцы

Девушка готовится к гаокао. Фото из твиттера China Daily

Стали известны и другие случаи. Девушку из города Цзинин на юге Китая, которая была одной из лучших в своем классе, обманули, прислав ей фальшивый результат экзамена, когда она на следующий год сдала тест повторно – повторилось то же самое (в одном из случаев виновником оказался бывший учитель, который присвоил ее результат, чтобы устроить по нему в университет свою дочь). Девушку из Тэнчжоу, также на юге страны, подменила ее одноклассница (ее семье удалось перехватить письмо о принятии в колледж, оформить фальшивые документы и отправить туда дочь под чужим именем), которая позднее, получив диплом, устроилась в государственный банк. Жительница центральной провинции Хэнань случайно узнала, что результат ее экзамена, сданного более 10 лет назад, был похищен. Ей удалось найти самозванку, но та, намекая на свои связи, заявила, что ответственности не боится.

В восточной провинции Шаньдун власти сейчас расследуют 242 таких дела (они относятся к периоду с 1999 по 2006 год). Сколько всего таких случаев по всей стране – неизвестно. Как правило, пострадавшие узнают о подмене случайно – обычно они думают, что просто не прошли по конкурсу (известны случаи, когда обладатели высоких результатов сами договаривались с мошенниками о подмене, но их, как считается, гораздо меньше).

В основном, говорит Ху Цзя, правозащитник из Пекина, подмены происходят там, где конкуренция за места в вузах выше, – в частности в провинциях Шаньдун, Хэнань и Сычуань. Если самозванцев разоблачают – они стараются использовать свое влияние и деньги, чтобы договориться с жертвой или другим путем избежать последствий.

Одна из пострадавших рассказывала, что ее результаты украла дочь полицейского начальника. Девушка несколько раз обращалась с жалобами в полицию, но их отклоняли. А когда ей удалось встретиться с отцом самозванки, он посоветовал ей быть «благодарной» за то, что он вообще с ней разговаривает.

Коррупция

Комментируя подмены, в парламенте Китая заявили, что такие случаи «подрывают основы социальной справедливости». Официальная пресса назвала их преступлением «против всей страны». Депутаты, признавая, что самозванцы избегают серьезных наказаний, даже если попадаются, сообщили, что готовы ввести за это уголовную ответственность.

Скандалы вокруг экзаменов напомнили и о проблеме коррупции в Китае. В последние годы власти проводили масштабные кампании по борьбе с коррупционными злоупотреблениями, и это принесло определенные результаты – позиции страны в международном рейтинге, который составляет Transparency International, улучшились. Но в целом коррупция остается достаточно распространенной, и местные жители, согласно опросам, считают злоупотребления чиновников одной из главных проблем.

«Поступление в вуз предполагает серьезный контроль, в котором участвуют администрации школ, собственно вузов, чиновники, курирующие образование, и местные власти, – признает одно из официальных изданий. – Практически невозможно выдать себя за другого человека без помощи должностных лиц».

Только по делу Чэнь Чуньсю были наказаны несколько десятков человек, включая начальника местной полиции, директора школы и представителей администрации университета, где произошла подмена. «Если с подменой связаны другие преступления – взятки и злоупотребления полномочиями, их надо также расследовать, – говорит одна из пострадавших. – Иначе от тех, кто в этом замешан, впоследствии могут пострадать и другие абитуриенты».

Читайте также
  • Шахтерский поселок на севере Таджикистана более десяти лет живет без воды

  • В Ташкенте насчитали всего 42 вековых дерева. «Фергана» решила на них посмотреть, пока не поздно

  • В Туркменистане пытаются одновременно отрицать COVID-19 и бороться с ним

  • Вторая волна пандемии COVID-19 вызвала в Узбекистане реальную панику