«Пусть хоть от налогов освободят»

Переживет ли пандемию малый бизнес в Таджикистане
Парикмахерская в Душанбе. Фото Ильи Варламова, Varlamov.ru

В Таджикистане, где эпидемия COVID-19 набирает обороты, не введены карантинные меры или обязательная самоизоляция. Промышленные предприятия, многие субъекты сферы услуг и торговли продолжают работу. Более жесткие ограничительные меры приняты в Душанбе — там по решению властей до конца мая закрыты все парикмахерские, салоны красоты, автомойки. Как и во всем мире, пандемия серьезно ударила по экономике страны, тысячам самозанятых таджикистанцев, субъектам малого и среднего бизнеса. «Фергана» узнала, как они выживают в нынешних условиях, ждут ли поддержки, и от кого.

Туризм

Первыми удар пандемии ощутили на себе гостиничный и туристический бизнес и тысячи связанных с ними самозанятых частников — ремесленники, занимавшиеся перевозкой туристов водители, владельцы кафе и частных гостевых домов. Закрылись многие отели, в том числе такие крупные, как пятизвездочная гостиница Hilton Dushanbe.

По мнению директора туристической компании «Чавохир» Умеды Курбонбековой, коронавирус откинул туристическую отрасль Таджикистана, которая только начала вставать на ноги, «на много шагов назад». Часть сотрудников ее компании отпущены в отпуск, оставшиеся работают удаленно, поддерживают связь с постоянными клиентами.

«Многочисленные заявки иностранных туристов пришлось отменить или перенести на неопределенный срок. Но мы стараемся работать на перспективу. Ведь каким бы продолжительным ни был кризис, рано или поздно он закончится, и нам нужно быть к этому готовыми», — говорит Курбонбекова.

Она считает, что государство вряд ли окажет финансовую помощь бизнесу, но надеется, что власти распорядятся, чтобы банки приостановили погашение кредитов предпринимателей, освободят на время от выплаты налогов и коммунальных услуг.

Гостиница в Душанбе. Фото с сайта Booking.com

Руководитель другой фирмы, занимавшейся въездным туризмом, Сурат Т. характеризует состояние своей компании как «полную потерю бизнеса». Сейчас Сурат, как и многие в туриндустрии, ищет «возможности делать другие проекты». «На финансовую помощь государства надеяться нельзя. Пусть хотя бы от налогов на время освободят», — говорит он.

Директор компании Orom Travel Мискола Абдуллоева отмечает, что у большинства турфирм отменились все въездные туристические группы.

«Были большие планы на этот год. Мы, например, в кредит приобрели транспорт. Теперь он простаивает. На 2021 год пока никаких ожиданий и прогнозов. Все зависит от общего состояния мирового рынка. Наши партнеры пытаются перекинуть уже купленные путевки на следующий год, но сейчас невозможно предсказать, что будет завтра. У нас маленький штат, и мы пока своих сотрудников не отправляли в отпуск, живем на заработанные в прошлом году деньги. Но офис сдали, чтобы сократить постоянные издержки», — рассказывает она.

Несколько туристических компаний, по словам Мисколы, недавно направили в Госкомитет по развитию туризма коллективное письмо с предложениями по поддержке субъектов отрасли.

«В предложения вошло и временное освобождение от выплаты кредитов, полученных у коммерческих банков. Просили продлить льготный налоговый режим, освободить от НДС и ввести мораторий на проверки. Сейчас вроде над нашим письмом работают. Но мы понимаем, что не все зависит от комитета. Наша проблема в том, что у нас нет нормально функционирующей ассоциации, которая бы защищала и лоббировала интересы турфирм. Поэтому каждый выкручивается сам», — поясняет директор Orom Travel.

Торговля

В Душанбе до конца мая закрыты непродовольственные рынки. Это значит, что тысячи индивидуальных предпринимателей лишились своего ежедневного заработка. В столице прекратили работу многие точки общественного питания. Официально их не закрывали, но после признания первых случаев COVID-19 в стране количество клиентов в ресторанах и кафе резко сократилось. Кроме того, рост эпидемии совпал со священным месяцем Рамазан, когда многие таджикистанцы держат пост и не посещают заведения общепита.

Промтоварные и продуктовые магазины по всей республике продолжают работу, но объемы торговли упали. Махкам, владелец торговой компании, занимающейся крупным оптом продуктов питания, отмечает, что продажи рухнули примерно в пять раз.

На рынке в Душанбе. Фото Ильи Варламова, Varlamov.ru

«Средний объем оптовых продаж у нас до пандемии составлял в среднем 100 тысяч сомони в день. Последние месяцы он неуклонно снижается и уже две-три недели не превышает 20 тысяч сомони. Плюс еще рост курса доллара и огромные трудности с конвертацией в банках негативно повлияли на торговлю. Есть дни, когда из-за падения курса доллара выгоднее вообще ничего не продавать», — сетует Махкам.

Среди мер, которые предприняла компания для выживания, Махкам назвал оптимизацию расходов: «Отпустили в отпуск некоторых работников, уменьшили объем арендуемых площадей, заморозили все проекты по расширению».

Компенсаций или безвозвратной поддержки предпринимателям со стороны государства Махкам, как и многие его коллеги по бизнесу, не ждет. «Единственное пожелание к властям — стабилизировать курс доллара, наладить процесс свободной конвертации и оплаты средств поставщикам и партнерам внутри страны и за рубежом», — говорит он.

Образование и культура

Некоторые компании попытались перейти на удаленную работу. Руководитель ранее успешного образовательного центра Нуриддин Муминзода решил наладить дистанционное обучение еще с конца марта, но ему это не удалось:

«90% школьников и студентов перестали посещать наш центр, как только в Таджикистане люди стали умирать от «загадочных» пневмоний. Следуя мировым тенденциям, мы попытались оперативно перейти на онлайн-обучение. Наше начинание сошло на нет, даже несмотря на то, что центр обеспечен хорошим оборудованием и скорым интернетом. Но не у всех наших учеников есть дома компьютер и интернет со скоростью, достаточной для онлайн-обучения (интернет в Таджикистанеодин из самых дорогих в мире при низкой скорости передачи данных. — Прим. «Ферганы»). Да и у наших учеников нет навыков дистанционной учебы — ее не воспринимают всерьез. Приходится констатировать, что переход на онлайн-обучение в республике в настоящее время — это иллюзия, в которую верят только чиновники», — рассказал Муминзода.

Асад Голубев, независимый журналист и представитель бренда «А-Медиа», который занимается производством видеопродукции, признается, что работа просто встала.

«Наша отрасль сразу ощутила на себе влияние пандемии. Ситуация патовая. Основные заказы на ролики, рекламу поступали от международных организаций, а они были в числе первых, которые еще 1,5 месяца назад отправили своих сотрудников на удаленку. Все проекты заморозили. И практически ничего невозможно изменить в данный момент. Наш рынок в кризис не готов тратиться на рекламу. Акценты по затратам сместились в пользу оплаты аренды, выплаты зарплаты», — говорит он.

Здание театра в Душанбе. Фото Ильи Варламова, Varlamov.ru

По мнению Голубева, чтобы помочь предприятиям малого и среднего бизнеса выжить, государство должно частично или полностью освободить бизнес от уплаты налогов.

«Если налоговые сборы аннулируют, то и арендодатели существенно сократят арендную плату. Именно сокращение этой платы должно стать условием сокращения налоговых выплат для собственников помещений», — говорит он.

Пандемия коронавируса «поставила на грань выживания» весь таджикский шоу-бизнес, считает музыкант Алишер Зариков. Прекратились гастроли, отменены концерты, свадьбы и другие мероприятия, на которых зарабатывали артисты.

«Сейчас в шоу-бизнесе, как и во многих других отраслях, затишье. Единственное отличие от других сфер — то, что музыканты высвободившееся из-за отсутствия заказов время используют для творчества и саморазвития. Только это и утешает», — делится музыкант.

Разорить нельзя сохранить

По прогнозам экспертов, в 2020 году Таджикистан ожидает общий экономический спад из-за пандемии COVID-19. Так, аналитики Азиатского банка развития прогнозируют снижение темпов годового роста ВВП до 5,5% в 2020 году и до 5% в 2021 году. Такое падение объяснимо, поскольку довольно высокий в последние годы экономический рост в Таджикистане достигался благодаря двум факторам: крупным вливаниям в строительство и инфраструктуру китайских кредитов и грантов и потокам денежных переводов трудовых мигрантов, стимулирующих спрос на внутреннем рынке республики. Только за 2019 год объем денежных переводов из РФ в Таджикистан составил свыше $2,7 млрд — это больше годового бюджета страны.

Очевидно, что в условиях пандемии и беспрецедентных ограничительных мер, принятых всеми странами мира для ее сдерживания, оба этих источника поддержания экономического роста в РТ значительно сократятся. На падение объема переводов уже указал президент Эмомали Рахмон в своем письме-обращении к Международному валютному фонду (МВФ), в котором запросил финансовую помощь для поддержания бюджета. Он отметил, что объем денежных переводов из России в Таджикистан с марта сократился примерно на $80 млн или на 50%.

Люди у банкомата в Душанбе. Фото Ильи Варламова, Varlamov.ru

«Спад денежных переводов, вероятно, продлится несколько месяцев, что приведет к резкому сокращению потребления и росту безработицы, а также давлению на валютном рынке», — говорится в письме.

Нарастающему дефициту валюты способствует увеличивающийся разрыв между экспортом и импортом в сторону преобладания последнего. За первый квартал 2020 года в сравнении с аналогичным периодом 2019 года объем экспорта из Таджикистана уменьшился на $30 млн, а объем импорта в республику вырос на $108 млн. Отрицательный торговый баланс во внешней торговле увеличился почти на 29%.

В ситуации дефицита бюджета ожидать от таджикских властей финансовой поддержки малого и среднего бизнеса (как это делают более развитые страны) не приходится, сказал «Фергане» на условиях анонимности таджикский экономист. С начала пандемии и до сих пор каких-либо экономических мер по спасению от разорения индивидуальных предпринимателей, малых и средних предприятий правительство Таджикистана не предприняло. По данным на конец 2019 года, в Таджикистане зарегистрировано 293,4 тысячи действующих ИП. Практически все они сейчас находятся на грани закрытия.

«Без поддержки со стороны государства, как это происходит, например, в США, России, некоторых странах Евросоюза или соседнем Узбекистане, малый и средний бизнес в Таджикистане понесет катастрофические потери. А большинство предприятий просто прекратят свое существование. Предприниматели страны давно просят ослабить налоговый и административный гнет, который отравляет и тормозит развитие бизнес-среды. И вроде бы власти что-то делают — был на пару лет объявлен мораторий на проверки, их число пытаются сократить. Что-то как будто делается для облегчения регистрации и ведения бизнеса. Но эта работа идет очень медленно, и создается впечатление, что власти в ней не заинтересованы», — отметил он.

По словам эксперта, несмотря на то что абсолютное большинство компаний уже третий месяц несет убытки, власти не торопятся вводить налоговые послабления для бизнеса.

«Форс-мажорная ситуация в очередной раз показала, что в Таджикистане бизнес выживает сам как может. И что очень показательно: никто и не надеется на помощь государства. Хотя его обязанность поддерживать своих граждан в кризисные времена. Но вместо этого от предпринимателей, у которых сейчас нет никакого дохода, требуют платить налоги. Но ведь можно сократить некоторые неважные на данный момент бюджетные расходы, например, приостановить строительство многочисленных административных объектов, которые планируется сдать к 30-летию независимости в 2021 году. Можно урезать и другие расходные статьи не первой необходимости.

А что необходимо сделать срочно — это ввести мораторий на все виды проверок, освободить на несколько месяцев предприятия малого и среднего бизнеса от сдачи любой отчетности, приостановить начисление пени, штрафов, ввести налоговые и кредитные каникулы. Да, это ударит по доходной части бюджета, но, если не предпринять эти меры, экономические и социальные потери в результате закрытия тысяч субъектов бизнеса будут еще более серьезными», — полагает экономист.

Читайте также
  • В Ташкенте насчитали всего 42 вековых дерева. «Фергана» решила на них посмотреть, пока не поздно

  • В Туркменистане пытаются одновременно отрицать COVID-19 и бороться с ним

  • Вторая волна пандемии COVID-19 вызвала в Узбекистане реальную панику

  • Из-за чего коронавирус в Киргизии побеждает