«Выпасают жертв у гиперов на каршерингах»

Почему в России усилились антимигрантские настроения
Кадр телеканала "Мир 24"

В конце марта российские власти закрыли границы и объявили нерабочую неделю, чтобы остановить распространение коронавируса. Позже президент дважды продлевал ограничительные меры. Это парализовало целые сектора экономики и оставило тысячи людей без работы. Среди них оказалось немало мигрантов. Их положение осложняется тем, что, потеряв работу, они не могут вернуться домой, потому что страны Центральной Азии закрыли свои границы еще раньше, чем это сделала Россия.

«Путь в разбойники»

Довольно быстро на эту ситуацию обратили внимание российские медиа и социальные сети. Одной из самых распространенных реакций стала тревога, что мигранты, оставшиеся без источников дохода, начнут массово нападать на россиян и отбирать у них деньги и еду. Типичные заголовки таких материалов: «Вопрос дня: насколько опасны неработающие мигранты?», «Голод, кражи и самоубийства: до чего довел мигрантов коронавирус», «Кадры мигрантов в Москве: черные маски, большие группы», «Миллионы мигрантов грозят русским «коронавирусным бунтом».

Некоторые авторы просто констатируют ощущаемую ими угрозу, другие разворачивают картины надвигающегося хаоса более подробно. «Ясно, что просто так, по доброй воле Средняя Азия их обратно не примет. Ясно, что у многих из них есть один простой путь — в разбойники. Мы находимся буквально в паре шагов от ситуации 1917-1918 года, когда огромную часть тогдашней преступности и анархического террора организовали своего рода “мигранты”», — пишет публицист Дмитрий Ольшанский. Он использует в своей статье термин «мигрантобесие» и призывает прекратить «бесконтрольное шатание по России чужих».

Политолог Илья Гращенков прогнозирует, что в случае роста преступности со стороны иностранных рабочих больше всего пострадают небольшие города, где мигранты «ведут себя более свободно и могут быть настроены более агрессивно». По его мнению, чтобы волна криминала доросла до такой степени, чтобы стать угрозой для Москвы и других крупных городов, должно пройти какое-то время. «А в маленьких городах хватит и того, чтобы, условно, сто мигрантов сбились с банду», — считает он.

Часть сценариев, описанных в таких статьях, предполагают либо бездействие и попустительство властей, либо их бессилие. Такое предположение, например, высказал Андрей Константинов, автор романов, легших в основу сериала «Бандитский Петербург». «Если мы берем Петербург, то у нас под миллион мигрантов: из Узбекистана и Таджикистана. Эти люди, если у них кончаются еда и деньги, какие бы они ни были хорошие, они должны где-то добывать себе пропитание. Они пойдут попрошайничать, вырывать сумки и вести себя агрессивно. Миллион — это значительно больше, чем количество полицейских в Санкт-Петербурге», — заявил он.

Рабочие-мигранты. Кадр телеканала "Мир 24"

Среди тех, кто разделил опасения по поводу роста криминала со стороны мигрантов, оказались даже крупные чиновники. О таких рисках на Урале заявил полномочный представитель президента в Уральском федеральном округе Николай Цуканов. «[на Урале мигрантов] почти полмиллиона человек. Вы видите этих ребят из Узбекистана, которые по улицам ходят. Кто-то здесь легально трудоустроен, кто-то нет. Вряд ли им платят сейчас зарплату. Еды у них нет — мы понимаем, к чему это может привести», — сказал Цуканов.

Предсказуемую активность в этом сюжете проявили политики и активисты правого толка. Сопредседатель движения «Русские демократы» Сергей Григоров совместно с лидером Национально-демократической партии Константином Крыловым, муниципальным депутатом из Петербурга Федором Грудиным и другими авторами создали петицию, в которой заявили об очагах эпидемии коронавируса в местах скопления мигрантов и предрекли «полномасштабную криминальную катастрофу» в результате роста безработицы среди приезжих. В качестве решения националисты предлагают немедленно депортировать всех лишившихся работы мигрантов, запретить принимать мигрантов на зарплату ниже, чем средняя зарплата россиян, и ввести визовый режим со странами Центральной Азии.

По мнению профессора Московской высшей школы социальных и экономических наук Владимира Малахова, среди тех, кто разделяет антимигрантские настроения, можно выделить две группы — производители таких настроений и потребители. «Первая – активная, вторая – пассивная. Первая относительно невелика. Это идеологи, люди, одержимые идеей о зловредности миграции. По сути, это носители фобии, объектом которой выступают мигранты. Они охвачены этой страстью и стремятся заразить ею как можно больше людей. Аргументы подбираются на ходу. Раньше это был миф об отбираемых у местного населения рабочих местах, теперь – о распространении вируса. Ну а тезис о преступности, которую якобы несут с собой мигранты, этой мифологеме, наверное, столько же лет, сколько самому феномену миграции», — говорит эксперт.

По его словам, прямой корреляции между ухудшением экономической ситуации и мигрантофобией не существует, однако она есть между градусом антимиграционной пропаганды и уровнем соответствующих настроений. Во время прошлого экономического кризиса 2014 года наблюдался как раз спад неприязни в адрес иностранных рабочих. «Пик пришелся на 2013 год – тогда была кампания по выборам мэра Москвы, и во время этой кампании все ее участники просто соревновались в том, кто жестче всех выскажется по поводу «понаехавших» и «превращения Москвы в провинцию Средней Азии». Тогда вся медийная машина работала в этом направлении. А год спустя, стоило ей оставить эту тему — на Украину переключились, если помните, — все вернулось на круги своя. И доля тех, кто считал, что недокументированных мигрантов нужно депортировать, сравнялась с долей тех, кто считал, что им нужно помочь с оформлением документов», — сказал эксперт.

Анонимные источники

В некоторых СМИ материалы, где озвучивалась перспектива криминального насилия со стороны мигрантов, основывались на неподтвержденной официально информации и свидетельствах анонимных источников. Например, Lenta.ru выпустила материал, в котором рассказывалось об ограблениях дач двух высокопоставленных сотрудников Минобороны. В тексте утверждалось, что, по основной версии, в обоих случаях нападения совершили «гастарбайтеры, оставшиеся без работы из-за карантинных ограничений». Кто высказывает эту версию, не уточняется. В материале упоминается некий источник в правоохранительных органах, но он говорит о подозрениях на выходцев из Центральной Азии, касаясь только одного из случаев. При этом почему подозреваются именно мигранты и на чем основано предположение, что они потеряли работу из-за карантина, не говорится. Тем не менее материал был озаглавлен так: «Мигранты грабят тех, на кого работают». Потеряв работу, они идут на преступления». В статье несколько экспертов дают советы, что делать с ростом преступности мигрантов и как от нее защититься, и, в частности, советуют «держать поближе топоры с вилами». На следующий день Telegram-канал Baza сообщил о задержании первого подозреваемого в ограблении одной из дач. По предварительным данным, его зовут Иван.

Похожая ситуация сложилась вокруг новости о драке с участием мигрантов в подмосковном Дмитрове. В одном из пабликов «ВКонтакте» была опубликована видеозапись потасовки рабочих на парковке складского комплекса. Авторы публикации сообщили, что на видео — драка между уволенными мигрантами и россиянами, которые остались в компании. Довольно быстро представители предприятия сообщили, что никаких увольнений не было, а драка носила бытовой характер. О проверке инцидента сообщили и в полиции. Там отметили, что конфликт произошел «между группами граждан из азиатских республик», но никаких заявлений в правоохранительные органы и сообщений из медучреждений по этому поводу не поступало. Несмотря на это, некоторые СМИ написали о конфликте именно как о межнациональном столкновении, не сообщая о комментариях компании и МВД.

Общежитие рабочих-мигрантов. Фото Ильи Варламова, Varlamov.ru

Но если некоторые медиа и освещают события тенденциозно или просто небрежно, в основном какие-то формальные правила приличия работы с информацией они соблюдают. В соцсетях же ситуация часто совсем иная. Там запросто появляются сведения, в лучшем случае со ссылкой на анонимного сотрудника МВД, об участившихся преступлениях со стороны приезжих с подробностями о том, кто и при каких обстоятельствах стал их жертвами. Один из популярных постов в Telegram сообщает о том, что возле гипермаркетов стали появляться «экипажи наблюдения» из трех-четырех «гостей», которые, сидя в каршеринговых автомобилях, «выпасают» своих будущих жертв по внешнему виду и покупкам. Если же в пабликах или группах и появляется достоверная информация о преступлениях иностранцев, ее сопровождают максимально жесткие оценки и эпитеты вроде «мигранты озверели» или «мигранты продолжают творить беспредел». В комментах к таким постам нередко можно увидеть не просто ненависть к приезжим, но и откровенные призывы к расправам над ними.

Вместе с тем у публикаций в соцсетях довольно ограниченный эффект, считает Владимир Малахов: «Я не уверен, что посты в соцсетях по своему влиянию сопоставимы с тем, на что способны государственные СМИ. Их публику составляют в основном те, кто уже имеет соответствующее мнение. Он лишь находит там эмоциональную подпитку. Опять-таки, не существует непосредственной связи между тем, что человек себе думает, и тем, как он действует. Готовность к насилию, к физическим расправам – это качество особой среды, если угодно – субкультуры или нескольких субкультур (типа скинхедов или футбольных ультрас). Они, если угодно, всегда готовы к нападениям».

Дефицит интеграции

Ситуация с мигрантами выглядит действительно серьезной, поскольку даже некоторые специалисты, работающие непосредственно с иностранными рабочими, заявили, что ожидают роста преступности. «Раньше им можно было в мечетях помощи попросить, но сейчас и мечети закрыты… Прогнозировать сложно, но могу предположить. Сначала отнимут один пакет с едой у супермаркета, на второй день — десять, а на третий — пятьсот. Рост будет взрывной», — заявил президент Федерации мигрантов Вадим Коженов. А руководительница благотворительного фонда «Развитие миграции» Гульзина Маматахунова даже дала приблизительную дату — первые дни мая — когда мигранты, по ее предположению, перестанут сидеть по домам и выйдут от безысходности на улицы. «Думаю, что пройдет еще максимум дней десять, и в Москве могут начаться беспорядки. Мне приходят сообщения и такого содержания: мол, если вы не будете нам помогать, если не пришлете хотя бы гречку, яйца и масло, любые другие дешевые продукты, если нам не поможет государство, мы пойдем воровать, потому что иначе не выжить», — сказала она.

О необходимости срочно решать вопросы трудоустройства, лечения и жилья мигрантов, чтобы избежать вспышки насилия, заявил и правозащитник Александр Брод: «Пандемия привела к остановке многих секторов промышленности — в частности строительного. Живут мигранты в условиях, где не соблюдаются санитарные нормы, по 10-15 человек, на воде и лепешках, и это представляет для всех опасность не меньшую, чем коронавирус».

Ситуация приняла такой масштабный характер, что на нее пришлось реагировать и официальным структурам. В Министерстве внутренних дел заявили, что не наблюдают роста преступлений, совершаемых иностранными гражданами. Их количество не выше уровня прошлого года, подчеркнули в ведомстве. Мэр Москвы выступил с похожим заявлением, сообщив, что в столице уровень преступности среди мигрантов за первые три месяца года уменьшился.

Дмитрий Полетаев. Фото с сайта Ecfor.ru

Однако такие заявления, хотя и являются своевременными, вряд ли могут существенно и быстро изменить ситуацию и снять страхи у тех, кто их испытывает. Этому должна была предшествовать комплексная работа властей с мигрантами, уверен ведущий научный сотрудник Института народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук Дмитрий Полетаев. «У нас нет комплексной системы интеграции. У нас есть три интеграционных элемента — бесплатное обучение в школах для детей мигрантов, бесплатная экстренная медицинская помощь и бесплатные роды — но системы нет. За прошлый год доход Москвы от патентов составил 18 млрд рублей, сколько из них было выделено на интеграцию? Ничего не было выделено. Ни на работу с населением, ни на работу с самими мигрантами. Поэтому, как только возникает первый кризис, социальное обострение, сразу появляется ксенофобия», — объясняет он.

По словам эксперта, эта ксенофобия может быть направлена не только на мигрантов. Например, жители российских регионов демонстрируют сейчас похожие чувства к москвичам, которых они считают разносчиками заразы. «Это очень показательно, на мой взгляд, потому что нет системной работы, чтобы социальная ткань общества как-то сшивалась, неравенство ликвидировалось, разные социальные группы находили общий язык. Когда не происходит никакой работы, уровень ксенофобии будет расти», — подчеркивает Полетаев.


Что делать

О том, как решать сложившуюся проблему, высказываются самые разные предложения — от экстренной депортации безработных мигрантов и организации санитарных лагерей для них до выделения адресной помощи каждому иностранному рабочему. Агентство стратегических инициатив предложило временно уравнять мигрантов в правах с гражданами России, чтобы они могли получать пособие по безработице.

По мнению Владимира Малахова, в сложившемся кризисе нужно действовать не точечными мерами: «Этот вопрос нужно ставить в более широком контексте — в контексте действий правительства по поддержке мелкого и среднего бизнеса вообще. Независимо от того, каких работников он использует, – мигрантов или местных».

Среди других вариантов, высказываемых публично, — создание транспортных коридоров для вывоза мигрантов или предоставление им работы в сельскохозяйственных регионах страны — Волгоградской и Воронежской областях и Краснодарском крае.

«Если бы система интеграции работала, их могли бы нанять на общественные работы, если не хочешь просто так их кормить. Хотя они на это «просто так» уже давно заработали. Они здесь и здоровье отдают, и недоплачивают им, и, если считать по человеко-часам, они сильно больше, чем россияне, работают», — отметил Дмитрий Полетаев, добавив, что именно благодаря системе общественных работ в США во время Великой депрессии спаслись многие безработные.

«Надо что-то предпринимать, это же люди. Более того, в этом году 75 лет Победы, а это внуки тех, кто вместе с нашими дедами воевал против фашизма. Получается, что победу-то мы празднуем, а эти люди сейчас у нас в бедственном положении», — заключил эксперт.

  • Китайцы воруют друг у друга экзаменационные результаты, чтобы сделать карьеру за чужой счет

  • Застрявшие на российско-казахстанской границе таджикистанцы живут в шалашах

  • В конфликте Армении и Азербайджана досталось Украине

  • Почему доставщики еды в Москве решились на забастовку — и зачем им профсоюз