Посажу картофель

Как карантин и режим ЧП ударили по доходам казахстанцев
Карантинный пост в Казахстане. Фото с сайта Kolesa.kz

Миллионы казахстанцев лишились дохода во время чрезвычайного положения, которое власти ввели для борьбы с пандемией коронавируса. Речь об официально зарегистрированных работниках, и о бизнесменах, и о так называемых «самозанятых» — тех, кто работал неофициально. Корреспондент «Ферганы» расспросил их, как правительство выполняет свое обещание поддержать казахстанцев в этот непростой период.

Главноене заболеть?

Акерке (имя изменено по просьбе героини) работает в одном из банков Алма-Аты. Ближе к весне девушка заболела ОРВИ и взяла больничный. После выздоровления ушла в трудовой отпуск в связи с карантином и вскоре, по ее словам, должна была вернуться на работу дистанционно. «Но почему-то меня отправили в отпуск без содержания, хотя остальные (сотрудники) на дистанционном. Это как-то несправедливо, я могла бы выполнять свою работу удаленно», — сокрушается Акерке.

Девушка связывает это решение руководства со своей беременностью. Она, как и еще несколько работников, оказалась в так называемой группе риска (люди старше 65 лет, а также имеющие проблемы со здоровьем), из-за чего их отправили в отпуск без содержания.

К счастью, работодатель взялся обеспечить ей ежемесячную выплату в 42,5 тыс. тенге ($96) из-за потери доходов в период ЧП.

«Меня, конечно, немного утешает, что буду получать 42 тысячи, но это не 200 тыс. тенге ($455), которыми я кормила всю семью», — с грустью отмечает Акерке.

Семья сотрудницы банка состоит из трех человек. У нее есть 58-летняя мама и бабушка, которой 77 лет. Обеим женщинам на лекарства требуется 7 тыс. тенге ($16) ежедневно. Медикаменты нужны и для будущего ребенка Акерке. После введения карантина девушка уже не может позволить себе витамины, которые покупала для себя и ребенка. «У меня эмоциональное состояние тревожное. Я, будущая мать-одиночка, никогда не просила помощи, но сейчас не знаю, как быть», — говорит она.

Акерке сомневается, что выплаты в 42,5 тыс. тенге хватит ей для обеспечения семьи, и намерена во дворе своего частного дома посадить огород, чтобы уменьшить расходы хотя бы на овощи. «Посажу картофель, куда деваться? Голодать нельзя», — отмечает собеседница «Ферганы».

Другой житель Алма-Аты Нурлан более оптимистичен, несмотря на то что тоже остался без средств к существованию. Он арендует шиномонтажную мастерскую. «Все резко остановилось где-то с 22 марта. Нет работы, детей кормить нечем. У меня четверо детей, есть кредиты. Пока старые запасы продуктов есть. Но не знаю, как дальше, посмотрим. Жена тоже без работы, за детьми смотрит. Главное — выжить, но опасений нет. Люди же выживали раньше, и мы выживем. Главное — не заболеть. Здоровье важнее финансовых проблем», — заключает Нурлан.

На улице в Алма-Ате. Фото Багдата Асылбека, "Фергана"

А вот Гульнара Есентаева, заведующая школьной столовой в столице, не скрывает беспокойства. Она переживает за сотрудников, которые остались без работы, после того как школьники досрочно ушли на каникулы. «В моей только бригаде 18 человек, это в одной школе, а по городу сколько таких школ? Если раньше они подрабатывали в кафешках где-то, сейчас такой возможности нет. Сейчас сократили везде, работают на вынос, да и в кафе и ресторанах свои повара. Никто не возьмет на работу», — сетует Гульнара.

С ее слов, часть персонала столовой не может получить выплату в 42,5 тыс. тенге, поэтому им помогают продуктовыми наборами. «Мы раздали продукты, но это на 1-2 недели. Даже сейчас у некоторых заканчиваются. У всех кредиты, снимают жилье. Кого-то выгоняют (хозяева квартир). Все страдают, некоторые являются единственными кормильцами своих семей», — говорит она.

Кто может рассчитывать на выплаты

25 марта тем, кого отправили в отпуск без сохранения заработной платы, в связи с ЧП государство объявило о назначении социальной выплаты в 42,5 тыс. тенге ($96). Но для ее получения нужно было, чтобы за сотрудника не менее трех месяцев делали отчисления в государственный фонд социального страхования (ГФСС). Выплаты распространялись только на работников среднего, малого и микробизнеса. Их работодатели должны были обратиться в местные органы по вопросам занятости с документами, подтверждающими потерю дохода. Однако не все торопились сделать это, а некоторые и вовсе не желали сталкиваться с бюрократией.

«За бортом» при этом осталась многочисленная категория граждан, которые не были официально оформлены на работе. В их числе оказалась Айнур Маликова, которая до карантина была домработницей. «Работала неофициально, по факту оплачивали ежедневно, то есть наличкой без “пенсионки” (отчислений). Настал карантин, и я осталась без работы. Я уехала к маме в Чилек (Енбекшиказахский район Алма-атинской области. — Прим. «Ферганы»), в Алматы оставаться без работы небезопасно. До 15 апреля ждем, но не факт, что тогда все (карантин) закончится», — беспокоится Айнур.

Перекрытая улица в Нур-Султане. Фото с сайта Tengrinews.kz

В Алма-Ате у нее осталась съемная квартира. «За апрель надо платить. Сейчас доходов нет, при всем моем желании за апрель платить нечем. В квартире остались вещи, уезжали с надеждой, что карантин закончится в срок, и мы вернемся», — отметила женщина, посетовав, что государство помогает не всем гражданам, потерявшим доходы.

Вскоре, впрочем, ситуация изменилась. Президент Токаев поручил правительству расширить список тех, кто сможет получить пособие на время ЧП. В перечень добавили индивидуальных предпринимателей (их 1,5 млн в стране), частных адвокатов, нотариусов, судебных исполнителей, медиаторов (их более 2 тыс.). Также на выплату теперь претендуют фрилансеры, которые работали по договорам гражданско-правового характера (их 180 тыс.), и самозанятые, которые платили последний год единый совокупный платеж (ЕСП).

Вкратце объясним, кто такие самозанятые. Дело в том, что в Казахстане официально зарегистрированы более 400 тысяч безработных. Тех, кто не зарегистрирован на бирже труда и работает неофициально, власти с недавнего времени считают самозанятыми. К этому дню в стране более двух миллионов таких самозанятых. Эксперты отмечают, что их наличие выгодно чиновникам, которые в своих докладах могут уменьшать статистику безработных в стране. С прошлого года для самозанятых ввели отдельный налог: ЕСП ($6 для горожан и $3 для сельчан в месяц). В список потенциальных плательщиков вошли: водители служб такси, слесари и электрики, медицинские сиделки и домработницы, владельцы хозяйств, продающие собственноручно выращенную продукцию.

Таким образом, самозанятые также будут получать небольшую помощь. «Государство на это пошло под давлением общественности, вынужденно, потому что это могло привести к социальному взрыву, голодным бунтам,— считает известный в Казахстане экономист Арман Байганов. — Да, именно чтобы люди с голоду не умерли. Но они (власти) не учли один момент: этих денег на семью не хватит. В семьях есть дети. Как можно на 42 тысячи (тенге) прожить семье с тремя детьми, да еще и в съемной квартире?»

Эксперт подчеркивает, что правительство «любит заявлять красиво о среднемесячной зарплате в 200 тысяч тенге, и поэтому семьям следует выделять [помощь] на уровне этой суммы».

Сайты заработали не сразу

Однако дальнейшие события показали, что и 42,5 тыс. тенге оказалось не так просто получить. Сначала из-за наплыва посетителей «рухнул» сайт «Электронного правительства» egov.kz, где можно подать заявку на соцвыплату. Претенденты толпами ринулись штурмовать центры обслуживания населения, забыв о соблюдении дистанции и других мерах защиты от заражения коронавирусом. Поняв, что ситуация выходит из-под контроля, чиновники спешно поручили создать новый сайт 42500.enbek.kz, чтобы разгрузить поток посетителей. Но и этот ресурс завис. Тогда власти пообещали запустить телеграм-бот.

Скриншот сайта 42500.enbek.kz

Одновременно в Минтруда сообщили, что получателям соцвыплат нужно открыть специальный счет в банке, чем спровоцировали аншлаг перед отделениями. И только в начале этой недели сайты, где можно оставить заявку на выплату, начали загружаться, а бот в Telegram заработал. Тем временем чиновники спохватились и объявили, что открывать спецсчет не обязательно, — подойдет любой существующий. Тем, у кого вообще нет банковского счета, разрешили подавать заявку, пропустив этот пункт, но дали месяц на его открытие.

Таким образом, правила менялись каждый день, а трудности с получением выплаты все еще остались. При этом в Министерстве труда, похоже, причину зависающих сайтов увидели в самих гражданах. «Очень важно понимать, что если вы не относитесь к нужной категории, то сайт вам ничем не поможет. По возможности не заходите туда лишний раз, чтобы не возникало перегрузок и чтобы люди, относящиеся к нужной категории, смогли зарегистрироваться», — заявил министр труда Биржан Нурымбетов, подчеркнув, что есть и «те, кто по нескольку раз отправлял заявку».

Пока зарабатывавшие ежемесячно по 200-300 тысяч тенге томились в очередях перед банком ради суммы в 4-5 раз меньшей, людям, которые «пролетели» мимо этих выплат, государство пообещало продуктово-бытовые наборы. По данным управления социального благосостояния Алма-Аты, на 7 апреля такие наборы уже получили порядка 5,5 тыс. человек, в том числе — одиноко проживающие пенсионеры и граждане, получавшие АСП на конец 2019 года, но несоответствующие новым требованиям 2020 года. Тем не менее, судя по перечню категорий людей, утвержденных Минтруда, эта разовая помощь в виде двух пакетов продуктов до конца карантина (независимо от его срока) предусмотрена не для всех. Ее могут получить: дети от 6 до 18 лет из числа получателей адресной социальной помощи, инвалиды I, II, III групп всех возрастов за исключением инвалидов, постоянно проживающих в медико-социальных учреждениях, а также их родители и граждане, воспитывающие ребенка-инвалида, и безработные — но те, кто зарегистрирован в центре занятости. По приказу Минтруда получилось так, что у официально незарегистрированной в центре занятости безработной семьи, где есть трое здоровых детей, нет шансов даже на эти «утешительные призы». В акимате Алма-Аты уверяют: если нуждающаяся семья обратится в колл-центр, то может претендовать на корзину.

Табло обменного пункта в Алма-Ате. Фото Багдата Асылбека, "Фергана"

Другое утешение предложили банки — тем, кто брал кредиты, дали отсрочку по договорам банковского займа и микрокредитных организаций на срок 3 месяца. При этом пообещали, что пени начисляться не будут. Но и здесь таился скрытый подвох — оказалось, что по условиям некоторых банков отсрочка платежа по кредиту увеличивает общую переплату по займу.

«Когда предоставляется отсрочка (по кредиту), деньги не списываются, они никуда не исчезают. Их все равно надо гасить. Только по кредитной истории беспокоиться не о чем», — поясняет независимый эксперт по банковским вопросам Нуржан Биякаев.

Проблемы, по словам эксперта, могут доставить коллекторы и частные судебные исполнители. «Хотя прямых указаний у коллекторов и ЧСИ нет, все еще поступают жалобы от клиентов банков на то, что они продолжают, даже с большей активностью, атаковать заемщиков, требовать погасить всю задолженность. В период ЧС это неправильно, и это создает напряженную обстановку. Нужно, чтобы этот момент решили», — добавляет Биякаев.

Что будет с бизнесом через полгода?

Предпринимателям, чье финансовое положение ухудшилось из-за режима ЧП, предоставили отсрочку по уплате налогов. Но она может не решить проблему, предупреждают эксперты. «Период отсрочки закончится, и как они будут налоги платить? Доходов-то нет, а налоги могут вырасти. Я бы предложил, чтобы полностью не платили», — рассуждает Арман Байганов.

Предприниматели в Алма-Ате сейчас боятся прогнозировать, что будет с их бизнесом через два месяца, не говоря о шести.

У жительницы Алма-Аты Ольги свой частный детский сад. Сейчас у нее 15 сотрудников из-за введения карантина сидят без работы. «Все сейчас в шоковом состоянии. Трое живут на квартирах. Три сотрудницы воспитывают детей без отцов. Кредиты практически у всех. Мы с мужем оба работаем в саду и остались без работы, у нас ипотека и трое детей, еще здание (детсада) арендуем. Нам (власти) пока ничего не обещали», — рассказывает Ольга.

Она также говорит, что бухгалтер детсада подаст документы в Центр занятости, чтобы сотрудники получили выплату в 42,5 тыс. тенге. Для самого детского сада Ольга пока не видит оптимистичного сценария. «Риски очевидные — если не будем работать, нам придется закрыться. Вариантов больше нет», — переживает она.

Другая бизнесвумен по имени Еркежан также беспокоится за будущее своего дела. «Мы с друзьями организовываем различного рода мероприятия: свадьбы, корпоративы, тимбилдинги, спортивные события. А сейчас все отменилось — люди забирают задатки. Основная проблема в том, что приходится возвращать задатки, которые уже были переведены артистам, ведущим. А расставаться с задатками люди не хотят. Но мы не имеем права присваивать деньги себе, потому что это форс-мажор. Оформители оставят себе предоплату и отдадут готовые изделия. Артисты готовы вернуть задатки, но не в данный момент. Теперь приходится просить заказчиков дать отсрочку. В общем, приходится быть и психологом, и юристом», — рассказывает Еркежан.

Женщина больше всего опасается, что организаторы, ведущие, артисты, музыканты, съемочные группы, оформители — все останутся без работы. «Более того, после карантина будет кризис. Людям будет не до праздников. Это еще полгода без работы. Но самое ужасное — быть в неведении. Когда все вернется на круги своя, никому не известно. Похоже, нам всем сейчас придется осваивать новые профессии или вспомнить забытые навыки», — размышляет собеседница «Ферганы».

У Елены Исхаковой пивной бизнес, который власти сейчас приостановили. Она с этим не согласна. «Пиво и сопутствующие товары подходят под продовольственные товары, а отдельные сотрудники акимата и участковый так не считают. Тычешь им законом в нос, а им все равно. Хотя палата предпринимателей тоже считает незаконным закрытие и слова начальника акимата Алматы тоже в нашу пользу, но отдельным людям, обладающим властью невысокого ранга, так не кажется, вот и ходят, угрожают и наезжают, пугают проверками СЭС», — утверждает предпринимательница.

Тем временем бизнесмены обратились к президенту страны с просьбой рассмотреть достаточно жесткие и радикальные решения, которые реально позволят не только укрепить, но и в долгосрочной перспективе развить сектор малого и среднего бизнеса. Вскоре Токаев ответил на обращение предпринимателей и признал жалобы справедливыми.

Читайте также
  • Шахтерский поселок на севере Таджикистана более десяти лет живет без воды

  • В Ташкенте насчитали всего 42 вековых дерева. «Фергана» решила на них посмотреть, пока не поздно

  • В Туркменистане пытаются одновременно отрицать COVID-19 и бороться с ним

  • Вторая волна пандемии COVID-19 вызвала в Узбекистане реальную панику