Мышь китайская, новогодняя, корпоративная

Эпидемия может сильно омрачить жителям Поднебесной Новый год — но ничто не отменит праздник
Посвященные китайскому Новому году игрушки. Фото с сайта Aliexpress.com

В этом году китайский Новый год наступает с 24 на 25 января и проходит под знаком Мыши. В связи с этим россияне испытывают некоторое смущение. Как правило, они не знают, что должно быть на столе в тот или иной год, зато твердо знают, чего не должно быть. Так, по их мнению, в год Быка на праздничном столе не должно быть говядины, в год Козы — козлятины, в год Свиньи — свинины, в год Петуха — курятины и так далее. Но чего, скажите, не должно быть в год Мыши? Неужели мышиного мяса? Но мы его не едим, и тогда встает вопрос: как вообще можно отказываться от того, чего ты и так не ешь?

Однако напомним, что китайский Новый год придуман в первую очередь для китайцев. А они наших предрассудков не разделяют. Так что у них в год Свиньи вполне может оказаться на столе свинина, а в год Мыши — серый грызун под соевым соусом. Тем более если речь идет не о простом застолье, а о праздничных китайских корпоративах. Впрочем, о них чуть позже. Раз уж мы, следуя за китайцами, дошли до мышей, стоит приглядеться повнимательнее, что это за зверь такой и какое место ему отведено в китайской системе координат.

В гости к Нефритовому императору

Как известно, именно мышь открывает двенадцатилетний годовой цикл. Резонно было бы спросить, почему она? Как столь маленькое, ничтожное и презираемое многими животное могло оказаться впереди таких солидных и уважаемых скотин, как бык, тигр и лошадь, — не говоря уже о драконе? Некоторые женщины, конечно, объяснят вам, что мышь — зверь, чудовищный по своей свирепости, и спастись от него можно, лишь запрыгнув с ногами на диван и оглашая окрестности ужасным визгом. Но это, так сказать, взгляд до некоторой степени субъективный, гендерный. А что говорит об этом академическая наука?

Академическая китайская наука объясняет первенство мыши очень просто. Когда-то давным-давно владыка небес по имени Нефритовый император взглянул на землю и обнаружил, что люди живут как бессмертные небожители и даже не знают ничего о смене времен года. Император решил показать, кто тут вертикаль власти, и послал на землю мириады птиц, которые и поведали людям, что отныне у них вводится время. При этом, разумеется, каждому году полагался свой покровитель из числа животных.

В те времена мышь с котом были лучшими друзьями. Они договорились прошмыгнуть во дворец небесного владыки впереди всех, чтобы получить лучшее назначение. Однако кота сморил сон, и мышь, пользуясь этим, побежала во дворец одна. По дороге она нагнала быка и запудрила ему мозги, пообещав, что он войдет первым в небесный дворец и получит лучшую должность. За это бык разрешил ей вскарабкаться на себя, и дальше мышь перемещалась со всеми удобствами. Однако, когда бык вошел в тронный зал, мышь перебежала на кончик его рога и таким образом первой предстала перед очами Нефритового императора, благодаря чему сделалась первой из 12 животных — покровителей времени. Узнав это, кот, проспавший свое счастье, был очень недоволен. Считается, что именно с тех пор кошки и мышки стали злейшими врагами.

Изображение Нефритового императора времен династии Мин. Иллюстрация Wikimedia Commons

Надо сказать, что у китайцев есть и другие, не менее научные теории на этот счет. Но, так или иначе, год Мыши считается годом, удачным для всякого рода начинаний, — новых дел, новых проектов и даже новой жизни. При этом все, что начинается в этот год, может стать очень важным, определяющим жизнь человека и общества на годы вперед.

Любопытно, что грядущий год за пределами Китая принято называть то годом Крысы, то годом Мыши. Такая путаница может показаться странной: у нас крысу с мышью может спутать только очень близорукий человек, да и то пока она его за палец не тяпнет. Но в китайском языке для такой путаницы есть некоторое основание. Дело в том, что мышь по-китайски зовется «шу» и пишется следующим образом: 鼠. Но этот иероглиф входит также в состав других слов, которые обозначают небольших мышеподобных грызунов. Например, белка будет «суншу» — сосновая мышь, хомяк — «цаншу» — амбарная мышь, тушканчик — «тяошу» — прыгучая мышь. А крыса будет «лаошу» — то есть старая, почтенная мышь. Любопытным образом в этом названии отражаются старинные даосские воззрения, согласно которым, если то или иное животное переживало свой естественный срок, оно могло переходить в другой разряд и превращаться в более значительное существо.

Так, например, книга даосского мастера Гэ Хуна «Баопу цзы» гласит, что «макака, достигшая восьмисот лет, превращается в человекообразную обезьяну-юань. Когда человекообразной обезьяне-юань исполняется пятьсот лет, она превращается в человекообразную обезьяну-цзюэ... Когда медведю исполняется пятьсот лет, он становится способным к разнообразным превращениям. Лисы и волки живут по восемьсот лет. Когда они достигают пятисотлетия, они приобретают способность превращаться в людей». Таким образом, крыса — это не просто крыса, а мышь, пережившая положенный ей срок.

На практике, конечно, разницу между крысой и мышью видят даже китайцы. И разница эта не в размере, а в характере. Так, некрасивую, невзрачную, малозаметную персону китайцы называют человеком с мышиным глазом. В пословицах мышью также зовут вора, жулика, пройдоху. Если в России говорят «труслив, как заяц», то в Китае — «труслив, как мышь». Среди китайских недоговорок есть такая — «Го цзе дэ лаошу», что переводится как «мышь, перебегающая дорогу». Смысл у этой недоговорки осуждающий: мышь настолько обнаглела, что среди бела дня перебегает дорогу у всех на глазах. Естественно, осуждается не мышь, а уподобившийся ей ничтожный и в то же время наглый человек.

Пищащий мед

Сказать, что в старом Китае мышь недолюбливали, — значит не сказать ничего. В те времена хуже мыши был только черт. Во-первых, мыши распространяли мышиную лихорадку или, как говорили китайцы, болезнь черной смерти. Во-вторых, они наносили тяжелый урон сельскому хозяйству и домашним запасам, что для крестьян было хуже смерти. Поэтому крестьяне не просто держали котов, а даже обожествляли их и ставили им кумирни как главным борцам с мышами.

При всем том к мышам в Китае все-таки относились неоднозначно. Дело в том, что мышь имеет качества, которые китайцы очень ценят. Она сообразительна, осторожна, плодовита, любит хорошо и много поесть. Мыши могут взбираться по отвесным стенам и даже плавать. Вообще говоря, мышь очень спортивна. Китайские исследователи подсчитали, что в длину она может прыгнуть на 6,6 метра, что у людей примерно соответствует первому разряду. Правда, плавает она чуть похуже, за минуту проплывает всего 25 метров — но ведь большинство китайцев вообще плавать не умеют, а воды боятся, как огня. Так что не им укорять мышь за то, что она медленно плавает.

Кроме того, мышь, по мнению жителей Поднебесной, хитра, изворотлива и умна. Даже перед лицом опасности она не упустит своей выгоды. В старом Китае дети забавлялись тем, что клали в вазу перепелиное яйцо и опускали туда же двух мышей. Пытаясь спастись, мыши обнаруживали невиданную смекалку и способность работать командой. Оба зверька подходили к краю сосуда, один залезал на другого и выкарабкивался наверх. После этого оставшаяся внизу мышь обнимала лапами яйцо, а та, которая уже вылезла, хватала нижнюю зубами за шерсть или за хвост и вытягивала наверх вместе с яйцом.

До нас дошли воспоминания знаменитого поэта и чиновника эпохи Сун — Су Дунпо (1037-1101). Однажды ночью, лежа в кровати, он заметил, что домовая мышь прогрызла дырку в корзине с зерном и шуршит внутри. Су Дунпо не был женщиной, но мышей недолюбливал, поэтому стал кричать: «Помогите! Помогите!» На крики прибежал слуга со свечой. Они склонились над корзиной и увидели внутри нее дохлую мышь с раздутым от съеденного зерна животом. Су Дунпо удивился, как быстро умер нахальный грызун, однако решил, что у того от жадного поедания зерна случился заворот кишок. Поэт вместе со слугой осторожно вытряхнули мышь на пол. В ту же секунду мышь воскресла из мертвых и со страшной скоростью бросилась наутек. Су Дунпо был так восхищен храбростью и находчивостью зверька, что даже посвятил ему небольшое стихотворение, которое так и называется — «Ода хитрой мыши».

Мышь также внесла существенный вклад в китайскую живопись и каллиграфию: из ее усиков делались замечательные кисти. Так, в частности, принято считать, что самый знаменитый каллиграф Китая Ван Сичжи достигал необыкновенной выразительности в своих работах именно благодаря кистям из мышиных усиков.

Самовар хого. Фото с сайта Ogohogo.ru

Впрочем, не только усами может похвастаться китайская мышь. С глубокой древности и по сей день на юге Китая мышей используют в кулинарных целях. Так, гурманы очень ценят китайский самовар хого, к которому подаются десятидневные мышата. Два-три дня до этого их кормят медом и только потом подают на стол. А поскольку подают их живыми, они пищат от страха. Поэтому само блюдо называется «ми цзи цзи» — пищащий мед или медовые пищалки.

Не стоит описывать, как именно готовится и поедается это блюдо, достаточно сказать, что у китайцев-северян оно вызывает брезгливую оторопь. На что южане замечают, что, если кому-то не нравятся маленькие мышата, нежные и сочные, тот вполне может закусить взрослыми полевыми мышами. Их либо готовят в соевом соусе, либо объединяют в одно блюдо с ароматной колбасой, либо заправляют мышиным мясом суп. Считается, что мышиное мясо способно придать любому блюду необыкновенный, изумительный вкус. На юге Китая мышь даже называют «цзя лу», то есть домашний олень. А олень, как известно, императорская пища.

Официальные власти в последние годы не очень-то поощряют подобную практику, но дело не в гуманности, как можно подумать. Считается, что именно такие гастрономические изощрения время от времени приводят к эпидемиям вроде атипичной пневмонии или нынешнего коронавируса из Уханя. Понять, откуда взялся этот вирус в Ухане, до сих пор не могут. Дело в том, что Ухань — древний город, стоящий на месте слияния рек Янцзы и Ханьшуй, и основой его кухни является рыба и все, что дает река, — вплоть до водорослей. Коронавирус же обычно поражает млекопитающих и птиц, но никак не рыб. Впрочем, на этот счет есть одно предположение, опять же связанное со спецификой китайской кухни. Возможно, источником заражения могло стать мясо пресноводных дельфинов, которых нелегально вылавливают местные браконьеры. Другая теория, выдвинутая китайскими учеными, говорит, что источником эпидемии мог стать гибрид вирусов змеи и летучей мыши.

Правда, появились и «мистические» объяснения болезни. Дело в том, что уханьцы славятся своим плохим характером, вздорным нравом и вспыльчивостью. Кроме того, они известны как самые отъявленные матерщинники. Не исключено, говорят «знающие» люди в Китае, что эпидемия — это небесная кара уханьцам за все их безобразия. Правда, остается непонятным, почему тогда заболевают и жители других китайских и некитайских городов?

Но если говорить серьезно, эпидемическая ситуация в Китае сейчас очень сложная. Руководство Поднебесной предпринимает беспрецедентные меры безопасности. Помимо самого Уханя, население которого составляет 11 миллионов человек и который полностью закрыт для въезда и выезда, движение транспорта ограничено еще в 9 китайских городах провинции Хубэй, что может сильно изменить новогодние планы более 29 млн человек. Власти многих стран настоятельно рекомендуют своим гражданами воздержаться от поездок в эту провинцию.

Выпей скромного супу

Нынешняя эпидемия может сильно омрачить китайцам Новый год, хотя, конечно, не способна отменить его полностью.

Главным событием в этот период оказывается домашнее торжество в кругу родных и близких. Однако домашними посиделками празднование не ограничивается. За несколько дней до наступления Чуньцзе и сразу после него по Китаю прокатывается волна застолий — дружеских и корпоративных. Традиция эта очень старая, считается, что первые застолья появились еще в эпоху Чжоу (1045 до н. э. — 221 до н. э). В те времена на них гуляли в основном чиновники, и они старались гулять так, чтобы не было больно за бесцельно прожитые годы.

Традиция эта благополучно пережила тысячелетия и дошла до наших дней. Еще лет 15-20 назад чиновники в КНР устраивали себе сногсшибательные корпоративы, вино на которых лилось рекой. Как всегда, у китайцев этому было логичное объяснение. Дело в том, что в Танскую эпоху (618-907) вино называли «чунь», то есть весна. Поэтому считалось, что, когда ты пьешь вино, ты пьешь весну, иными словами, вбираешь в себя все ее радости, мощь и силу.

Изображение пира времен династии Сун. Иллюстрация Wikimedia Commons

Сравнительно недавно, а именно в эпоху Цин (1644-1912), корпоративы организовывались по принципу землячества. Выходцы из одной провинции, например, строили в столице целый комплекс зданий, где помещалась гостиница, конференц-зал, ресторан, кумирня и тому подобное. На праздники здесь собирались люди, объединенные общей профессией, и устраивали себе настоящий корпоративный обед. Длились такие корпоративы обычно два-три дня, так что для их подготовки приглашались бригады бродячих поваров. Слово «бродячие» тут вовсе не означает, что повара эти были какими-то бомжами. Напротив, обычно в такую бригаду входил как минимум один знаменитый повар, его ближайшие помощники и поварята. Сейчас такие бригады, скорее всего, назвали бы мобильными или летучими ресторанами. Бригады эти ездили со своим запасом провианта, в который, в частности, входили особенные продукты и приправы той местности, из которой они были родом.

Для больших торжеств чаще всего нанималась не одна, а две или три таких бригады, которые на протяжении нескольких дней безостановочно обслуживали праздник. У поваров считалось честью попасть на подобные мероприятия. Между бригадами поваров была конкуренция, часто переходившая в откровенный мордобой при встречах на корпоративах. Надо сказать, им было что делить, поскольку их услуги оплачивались весьма недешево. Чаще всего этот груз брал на себя самый богатый член гильдии.

Традиционно на такие корпоративы для развлечения публики приглашались артисты. Обычно это была оперная труппа из той провинции, откуда были и сами гости корпоратива. Артисты на корпоративах работали, сменяя друг друга, целыми сутками. Самые богатые сообщества приглашали именитых столичных певцов. Кроме представителей высокого искусства, естественно, приглашались и певички, точнее говоря, девушки с пониженной социальной ответственностью. Приличных женщин на такие праздники, само собой, не звали, это было чисто мужское развлечение.

Традиция богатых корпоративов временно прервалась, после того как к власти пришли коммунисты. Однако после смерти Великого Кормчего она стала потихоньку восстанавливаться и своего нового расцвета достигла в конце XX — начале XXI века. В эти годы чиновники ни в чем себя не ограничивали. Снимались огромные залы, заказывались лучшие, самые дорогие блюда, деньги текли рекой из одних карманов в другие. Траты чиновников не смущали, обычно они возмещали их либо за счет государства, либо благодаря так называемым красным конвертам. Вообще-то, красные конверты — это конверты с деньгами, то есть подарки, которые друзья, родственники и сослуживцы делают друг другу в Новый год. Нужно ли говорить, что китайским чиновникам такие конверты дарили не только друзья и родственники, и степень пухлости их значительно превышала конверты простых смертных?

Однако в последние годы эта славная многовековая традиция почти сошла на нет. Пришедший к власти Си Цзиньпин начал проводить политику борьбы с коррупцией и злоупотреблениями. Символом этой борьбы стала всеобщая экономия. Знаменитые обеды или ужины, на которых подавались медвежьи лапы (хоть и запрещенные официально), томленные на пару горбы верблюдов, тушеные оленьи хвосты, целиком зажаренные барашки, каша с утиными язычками, девятикилограммовые карпы и прочие изысканные блюда — все это, увы, почти ушло в прошлое. Установка, данная партией, звучала ясно и недвусмысленно: нечего лопать деликатесы, выпил скромного супу — и бегом на работу!

Между прочим, призывы быть скромным в Китае относятся ко всем гражданам. Но в первую очередь, конечно, именно к чиновникам. Однако, несмотря на все призывы и даже жесткие меры вплоть до снятия с должности, чиновник китайский нет-нет да и нырнет в корпоративную вечеринку, как в море, — с головой. Практически всякий раз после окончания новогодних каникул в новостях появляются разоблачительные сюжеты о чиновниках той или иной провинции, которые не удержались и съели акульего супа за государственный счет. Технику этого дела отлично знают и российские бюрократы, вот только их, в отличие от китайских чиновников, остановить некому — разве что свой же брат-чиновник позавидует и куда надо донос накатает.

Дева тешит до известного предела

Подробное описание китайских корпоративов можно прочитать в уголовных делах, заведенных на китайских чиновников. Но, в принципе, можно сказать, что для русского человека там не очень много развлечений, особенно если речь идет об открытом корпоративе — то есть таком, в котором участвуют не только китайские работники корпорации, но и иностранцы. Открытые корпоративы выглядят несколько показушно, часто на них даже вина не наливают, обходятся чаем, соками и газировкой. Зато на них во множестве приходят обычные женщины и девушки, которых на традиционный корпоратив в жизни не пустят. Некоторые из девушек стараются соответствовать представлению иностранцев о роковых китаянках и ведут себя несколько эксцентрично. Впрочем, не стоит принимать это за натуральный разврат, тут вполне подойдут стихи Иосифа Бродского: «Дева тешит до известного предела — дальше локтя не пойдешь или колена...» Можно пойти и дальше, конечно, но это уже будут совсем другие отношения — оглянуться не успеешь, как окажешься женатым.

Некоторые иностранцы, попавшие на китайские корпоративы, жалуются, что те всегда начинаются с большим опозданием. Это не совсем так. Все дело в том, что корпоративу обычно предшествует официальная часть — то есть всякого рода речи, взаимные восхваления и поклоны младших старшим. Если речь идет о традиционном закрытом корпоративе, тут все знают, как себя вести. И, хотя столы накрыты заранее, никто не смеет взять со стола даже кусочек, пока не закончится официальная часть и самый влиятельный китаец не начнет есть. На открытых же корпоративах на хорошее воспитание никто не рассчитывает, поэтому столы часто не накрывают до тех пор, пока не пройдет официальная часть.

Дальнейшее зависит от количества денег, которые готовы потратить на корпоратив компания или участники. Иногда здесь показывают видео, имеющее отношение к корпорации или просто демонстрирующее дружбу, единство и патриотизм собравшихся. Иногда на сцене появляются профессиональные или самодеятельные коллективы, которые поют и танцуют либо что-то очень национальное, либо, наоборот, западное — но так, как его понимают китайцы. Учитывая скептическое отношение к Западу председателя КНР Си Цзиньпина, с годами иностранного остается все меньше и меньше. Пекинская опера, танец львов и какие-нибудь поддельные шаолиньские монахи также могут украсить праздник, если вам на это не жалко денег.

Часто на корпоративах разыгрываются лотереи и дарятся подарки. При этом иногда подарки дарятся каждому участнику лично, а иногда просто швыряются в толпу, чтобы народ передрался, и все славно повеселились. На закрытые корпоративы, где все свои, все еще могут приглашать знакомых девушек легкого поведения, но делают это уже с большой оглядкой — всевидящее око товарища Си, кажется, прозревает сквозь любые стены.

Если речь идет об открытых корпоративах, то в конце концов выступления заканчиваются, еда съедается, и иностранные участники расходятся с чувством легкого недоумения и вопросом в глазах: что это было? При этом, если спросить мнения китайского гостя, он заявит, что все было замечательно, и они отлично повеселились.

На закрытых же корпоративах есть два очень важных ингредиента, которых отличают их от открытых, — спиртное и девушки легкого поведения. Правда, в китайском случае спиртное обычно оказывается сильнее девушек: гости упиваются до такой степени, что могут только тихо икать, лежа на диване, или, если дело происходит на юге, то в купальне.

Но как бы ни закончился ваш корпоратив, в год Мыши важны не концы, а начала. Именно в этот год стоит задуматься над новым проектом, новым делом и даже новой профессией. Все, что вы начнете в этом году, может стать очень важным, удачным и счастливым для вас. С наступающим Новым годом! Синь нянь хао! Чуньцзе куай лэ!

  • Дизайнер обвинила основателя Tajikistan Fashion Week в абьюзе

  • Житель таджикского села готов отдать свои 15 тысяч книг в публичную библиотеку. Но ее никто не хочет строить

  • Что происходит в закрытой на карантин столице Узбекистана

  • В Ташкенте отметили Навруз: никаких массовых гуляний, но на базаре есть и сумаляк, и антивирусный исрык