Гани по второму кругу

Президент Афганистана готов к переизбранию. Несмотря на войну, теракты и закрытые участки
Очередь на избирательный участок в Афганистане. Фото с сайта Southasianvoices.org

28 сентября в Афганистане ожидаются президентские выборы. На пост главы государства претендуют более десятка кандидатов, в том числе действующий президент Ашраф Гани. О предвыборной ситуации в стране и ожидаемых результатах голосования в специальном материале для «Ферганы» рассуждает эксперт Российского общества политологов Андрей Серенко.

Предстоящие выборы президента Исламской Республики Афганистан (ИРА) имеют хорошие шансы войти в историю как однотуровые. Согласно различным опросам общественного мнения, действующий президент Мохаммад Ашраф Гани за неделю до дня голосования пользовался поддержкой от 60 до 65 процентов избирателей. Этого вполне достаточно, чтобы стать победителем уже в первом туре. Учитывая позитивную динамику рейтинга Ашрафа Гани (согласно замерам Gallup, за последние два года прирост симпатий избирателей составил более 30%), а также его доступ к административному ресурсу, есть веские основания полагать, что для определения президента Афганистана в 2019 году второй тур не понадобится.

Хотя, конечно, это вовсе не означает, что выборы 28 сентября и подведение итогов пройдут гладко. Протесты оппозиции, заявления проигравших кандидатов о нечестности выборов, упреки в адрес властей в нарушениях при подсчете голосов и т.д. – все это уже стало афганской политической традицией. Как, впрочем, и последующие сделки победителей и проигравших. В Афганистане послевыборные скандалы являются всего лишь необходимой прелюдией к достижению политических договоренностей. Собственно, именно этими внутриэлитными компромиссами, а отнюдь не чистотой электоральных процедур и достигается необходимая легитимность политической власти в Кабуле. Скорее всего, так будет и на этот раз.

Впрочем, наиболее дальновидные политические игроки в Афганистане к переговорам и оформлению политических сделок приступили, не дожидаясь кульминационных событий 28 сентября. И здесь главным центром притяжения вполне предсказуемо оказался фаворит выборов 2019 Ашраф Гани. Первым к его команде в середине лета присоединился известный политик, представляющий один из влиятельных кланов кандагарских пуштунов («королевское» племя баракзай), доктор Залмай Расул. Доктор Расул сначала выдвинул свою кандидатуру на пост президента страны, но затем предпочел сойти с дистанции и публично поддержать Ашрафа Гани.

Затем к команде действующего президента присоединился еще один влиятельный представитель кандагарских пуштунов Джилани Попал – руководитель предвыборного штаба экс-главы Совбеза ИРА Ханифа Атмара, который предпринял неудачную попытку побороться за кресло президента, но явно не рассчитал свои силы. Выходец из влиятельного племени поползай Джилани Попал стал ценным приобретением для пуштуна-гильзая из Логара Ашрафа Гани, который нуждался в поддержке соплеменников из региона Большого Кандагара (провинций Кандагар, Гильменд, Забуль и др.).

Ашраф Гани. Фото с сайта Defense.gov

Наконец, за неделю до дня голосования к команде Гани присоединились еще три кандидата в президенты, представляющие различные группы кандагарских пуштунов Шайда Мохаммад Абдали, Мохаммад Ибрагим Алокозай и Нур-уль Хак Улуми. Все три политика пользуются уважением и влиянием среди своих земляков. Теперь их авторитет будет работать на Ашрафа Гани и, несомненно, станет важный вкладом в его ожидаемую победу.

Кстати, к команде Ашрафа Гани на днях присоединился еще один кандидат в президенты, выходец из северной провинции Каписа Гулам Фарук Наджраби. Таким образом, за три дня до дня голосования уже пятеро соискателей президентского кресла предпочли договориться с действующим главой государства и призвали своих сторонников поддержать на выборах кандидатуру Ашрафа Гани.

Усиление электорального политического веса доктора Гани происходит не только за счет пуштунских политиков. В последние дни к команде действующего президента присоединились бывшие сторонники Ханифа Атмара Мохаммад Алеши Саии и Шакир Каргар, представляющие влиятельные группы афганских узбеков. Мохаммад Саии в прошлом занимал должность губернатора северной провинции Саманган, а Шакир Каргар успел поработать спецпредставителем афганского президента в странах СНГ. Оба политика пользуются уважением среди узбекских избирателей и, очевидно, помогут привлечь их голоса на сторону действующего главы государства.

На избирателей-таджиков рассчитывает опереться в первую очередь спарринг-партнер Ашрафа Гани и его коллега по «правительству национального единства» доктор Абдулла Абдулла. После схода с предвыборной дистанции Ханифа Атмара доктор Абдулла вышел на вторую позицию в рейтинге претендентов на президентский пост. По данным различных опросов общественного мнения, рейтинг Абдуллы Абдуллы сейчас колеблется в диапазоне от 25 до 40 процентов.

Судя по стилю ведения избирательной кампании, Абдулла всерьез не рассчитывает на победу: он так и не предъявил согражданам внятной предвыборной программы, не обозначил приоритеты в развитии Афганистана в случае своего успеха на выборах. По словам кабульских наблюдателей, доктор Абдулла напоминает сегодня ироничного подростка, который занимается лишь критикой «взрослых», подшучивает над их высказываниями и поступками, не предлагая какой-либо содержательной альтернативной повестки. В роли такого «взрослого» для Абдуллы выступает президент Гани. Возможно, отстраненно-ироничный стиль предвыборного поведения был бы успешным в какой-то благополучной стране, однако в Афганистане, где уже 30 лет идет война, а миллионы людей живут в крайне трудных условиях, избиратели хотели бы услышать от ответственного политика нечто большее, чем остроту и пародию.

Впрочем, внешне легкомысленное политическое поведение доктора Абдуллы, возможно, объясняется тем, что его вполне устроит серебряная медаль в президентской гонке. «Почти неизбежная победа Ашрафа Гани на выборах не отменяет для него необходимости достижения договоренностей с доктором Абдуллой, который, очевидно, займет второе место, прокомментировал ситуацию один из кабульских политических экспертов. – Вероятно, в какой-то форме проект «правительства национального единства» с участием Гани и Абдуллы может быть сохранен и после 28 сентября. Речь идет лишь о том, уменьшится или увеличится политический и аппаратный вес доктора Абдуллы в этом коалиционном правительстве. Но это уже будет определяться после завершения выборов, в ходе политических переговоров, и не исключено, что при посредничестве американских партнеров».

Абдулла Абдулла. Фото DFID с сайта Wikipedia.org

Не очень ясны сегодня и политические перспективы кандидата в президенты Рахматуллы Набиля, который при президенте Хамиде Карзае занимал пост начальника службы безопасности и разведки ИРА. По данным опросов общественного мнения, пуштун Набиль сегодня имеет поддержку от 10 до 13 процентов избирателей. Этого, конечно, недостаточно для того, чтобы претендовать на выход в высшую электоральную лигу. Однако третье место, на которое пока претендует Набиль, открывает ему дорогу из бесперспективного амплуа ветерана спецслужб в активную афганскую публичную политику.

Впрочем, насколько успешной будет сентябрьская политическая презентация Рахматуллы Набиля, зависит, прежде всего, от него самого. Если бы вероятность второго тура на предстоящих президентских выборах была высока, то Набиль с его бронзовой медалью превратился бы в самого желанного политического союзника и для Ашрафа Гани, и для Абдуллы Абдуллы: оба кандидата начали бы перед вторым туром борьбу за голоса сторонников Набиля, которые могли бы сыграть решающую роль для их победы. Но вполне вероятно, что второго тура выборов все же не будет и, значит, своими голосами Рахматулла Набиль может попытаться выгодно «поторговать» лишь в оставшиеся до 28 сентября дни.

На наш взгляд, сейчас одной из самых любопытных интриг президентских выборов в Афганистане становится вопрос – снимет или нет свою кандидатуру Набиль до 28 сентября, и если снимет, то в пользу кого из кандидатов? Переход Набиля в лагерь Гани сделает шансы действующего президента на победу практически железобетонными. Напротив, уход экс-главы афганской разведки в команду Абдуллы обострит предвыборную игру и усилит позиции любителя дорогих костюмов и ценителя политической иронии в ходе торгов с Ашрафом Гани. Если Рахматулла Набиль предпочтет идти до конца, то, скорее всего, ему не удастся получить какую-то достойную должность в поствыборном Афганистане. Впрочем, бывший шеф афганской разведки уже мог договориться с кем-то из кандидатов, и его поведение продиктовано более тонкой электоральной стратегией, чем мы можем предполагать (например, необходимостью оттянуть на себя голоса части протестных избирателей). В этом случае политическое будущее Рахматуллы Набиля будет вполне достойным.

Важными участниками президентской кампании 2019 года традиционно являются боевики движения «Талибан» (организация запрещена в РФ), которые намерены сделать все возможное, чтобы сорвать выборы 28 сентября. Как сообщают афганские силовики, радиоперехваты переговоров талибских командиров в последние дни показывают, что боевики планируют многочисленные атаки на избирательные участки в день голосования, а также акции устрашения самих избирателей. В ходе предыдущих выборов талибы отрубали пальцы и руки тем, кто побывал на избирательных участках. Скорее всего, такими же способами террористы будут запугивать афганцев и 28 сентября.

Приоритетной целью для нападений талибов сегодня являются сторонники действующего президента Ашрафа Гани. За десять дней до выборов в провинции Парван боевики взорвали магнитную мину на открытии митинга сторонников Гани, сорвав выступление главы государства. За четыре дня до дня голосования террористы взорвали бомбу рядом с одним из местных предвыборных штабов Ашрафа Гани. Выбор действующего президента в качестве главной мишени не случаен: талибы и их операторы из пакистанских спецслужб не хотят, чтобы Ашраф Гани оставался у власти в Кабуле еще на один срок.

Впрочем, маловероятно, что «Талибану» удастся сорвать президентские выборы в Афганистане. В последние недели афганские силовики перехватили у боевиков инициативу и освободили от присутствия талибов пять уездов в провинции Бадахшан, три уезда в провинции Газни и других. Примечательно, что многие из освобожденных районов находились под контролем террористов по три-пять лет, но были освобождены всего за две недели в сентябре. «У политического руководства страны появилась воля к жесткой борьбе с врагом, и это передалось военным, полицейским и сотрудникам службы безопасности, которые сегодня ведут бескомпромиссную борьбу с талибами. В плен живыми террористов берут все реже», заявил один из афганских силовиков.

Судя по сообщениям СМИ, примерно на 400 избирательных участках выборы 28 сентября не состоятся из-за проблем с безопасностью. Однако это не отразится на уровне легитимности президентской кампании: проблемные избирательные участки располагаются в отдаленных малочисленных сельских районах, а более 50% всех афганских избирателей сегодня проживают в Кабуле и еще трех-четырех крупных городах Афганистана.

По имеющейся информации, команда Мохаммада Ашрафа Гани сегодня не только активно готовится к дню голосования, но и уже формулирует стратегические инициативы, которые презентует после своей победы. Эти инициативы касаются в том числе проблемы мирного урегулирования афганского конфликта. Официальный Кабул явно больше не намерен уступать главную роль в этом процессе иностранным игрокам в Вашингтоне, Москве и Дохе. Мир в Афганистане должен быть в первую очередь делом самих афганцев, считают сторонники Ашрафа Гани. После перезагрузки политической легитимности действующего президента на выборах 28 сентября этот принцип, вероятно, будет положен в основание новой государственной стратегии Кабула.

Андрей Серенко
  • Долгое нежелание властей Таджикистана признать коронавирус поставило под удар общественную безопасность

  • Политологи — о внезапном решении президента прекратить полномочия Дариги Назарбаевой

  • Талибы поддержали борьбу с коронавирусом. Не прекращая террора

  • Россия упростила получение гражданства. Казахстану повезло больше, чем Узбекистану, Киргизии и Таджикистану