Невыносимая легкость правосудия

Законно ли вышел на свободу убийца студента медколледжа Жасурбека Ибрагимова
Исломбек Туляганов. Фото с сайта Uznews.uz

11 апреля стало известно о том, что Исломбек Туляганов (Тулаганов), осужденный по резонансному делу об убийстве студента медколледжа Жасурбека Ибрагимова на шесть лет, вышел на свободу. Туляганов отсидел всего полтора года, покинув колонию на четыре с половиной года раньше срока. Это событие получило широкую огласку в СМИ, и через несколько дней МВД было вынуждено распространить сообщение, в котором разъяснялись причины освобождения осужденного.

По информации Главного управления исполнения наказаний МВД, Туляганов содержался в колонии, расположенной в городе Навои. После того как он отбыл четверть срока (1,5 года), навоийский суд на основании статьи 90 («Замена наказания более мягким») Уголовного кодекса Узбекистана заменил нахождение в колонии на исправительные работы с отчислением 20% зарплаты в доход государства. Суд принял во внимание, что Туляганов «не нарушал установленный в колонии режим и добросовестно относился к труду». Решение вступило в силу 20 декабря 2018 года. В настоящее время, уточнили в МВД, Туляганов отбывает наказание под надзором Службы пробации Мирзо-Улугбекского района Ташкента.

По статье 90 лицу, совершившему преступление до 18 лет, может быть заменено наказание на более мягкое, если он отбыл не менее четверти срока наказания, назначенного за тяжкое преступление. При этом согласно статье 89 осужденный, совершивший преступление до 18 лет и отбывший не менее трети срока наказания, может претендовать на условно-досрочное освобождение от отбывания наказания. То есть теоретически Туляганов может быть полностью освобожден от отбывания наказания уже через несколько месяцев.

Формальное правосудие

Новость об освобождении Туляганова из колонии вызвала возмущение у семьи Жасурбека Ибрагимова. Его отец Мухаммаджон Турсунов написал на своей странице в Facebook, что он шокирован сообщением о Туляганове. «Оказывается, этот малолетний отморозок был освобожден еще 21 декабря 2018 года. Видимо, суд очень торопился, чтобы этот монстр, хладнокровно, садистки убивавший своего сверстника, этот так называемый «будущий медик» вышел на свободу перед Новым годом. Праздник удался на славу!» — говорится в посте Турсунова. Он назвал освобождение незаконным и выразил уверенность, что компетентные органы, выслушав доводы семьи погибшего, своевременно примут меры.

Жасурбек Ибрагимов. Фото с сайта Gazeta.uz

Адвокат потерпевшей стороны Лола Исмаилова считает, что формально решение было принято без нарушений, но соответствие закону — не единственный фактор, который должен иметь значение в таких случаях. «Чисто юридически там все сделано в рамках закона — он совершил преступление несовершеннолетним, отбыл четверть срока, это все соблюдено, но по факту он виновен в нанесении нечеловеческих побоев. Сложность травм потерпевшего, жестокость, с которой было совершено это преступление, и, извините, через полтора года выйти на свободу? Это даже звучит кощунственно. Я разговариваю с матерью Ибрагимова, она говорит: да, он вернулся к своей маме, и она может его обнять, а я к своему только на могилу могу сходить и постоять на коленях», — сказала Исмаилова «Фергане».

На возможность применения к Туляганову условно-досрочного освобождения она смотрит скептически, так как для этого должны быть какие-то дополнительные основания. «Его положительное поведение и добросовестное отношение к труду в колонии уже стали причиной для замены наказания на более мягкое. Чтобы применить УДО, должны быть еще какие-то основания. Он что, представлен к награде? С другой стороны, предсказать действия властей мы не можем», — отметила адвокат.

Исправление на расстоянии

Семья Ибрагимова направила обращение в Верховный суд, Генпрокуратуру и приемную президента с просьбой вернуть Туляганова в колонию на весь срок, назначенный по приговору суда. Это обращение было перенаправлено в Навоийский областной суд по уголовным делам, который принимал решение об освобождении Туляганова. «В случае несогласия с состоявшимися судебными актами в отношении Туляганова вы имеете право принести жалобу в надзорном порядке в Верховный суд Узбекистана», — говорится в ответе суда, поступившем потерпевшей стороне. По словам Исмаиловой, родители Ибрагимова намерены продолжать попытки добиться справедливости, однако воздержалась от уточнения конкретных действий.

В своем посте Мухаммаджон Турсунов написал, что, по его информации, после освобождения из колонии Туляганов уехал к сестре в Турцию восстанавливать здоровье. Глава Службы пробации при ГУИН МВД Махамадали Исмоилов заявил «Фергане», что Туляганов «работает и учится» под надзором сотрудников ведомства, однако за подробностями попросил обращаться в ташкентское управление службы. «Надо читать определение суда, смотреть, какие там ограничения», — сказал Исмоилов. В Управлении Службы пробации по Ташкенту на звонки «Ферганы» не ответили.

По словам Лолы Исмаиловой о том, что Туляганов уехал в Турцию, отцу Ибрагимова сказал кто-то из соседей осужденного, однако подтверждения этой информации у нее нет. При этом адвокат уточнила, что по закону приговоренный к исправительным работам не может покидать страну. «Он должен прибыть по месту жительства, зарегистрироваться, ему должны определить место работы, чтобы он дальше отбывал наказание. В законе не написано, что ему положен месяц отпуска, его же не на курорт отправили, замена наказания исполняется сразу», — отметила она.

Отпечаток ботинка

Студент второго курса ташкентского медицинского колледжа Жасурбек Ибрагимов был госпитализирован после жестокого избиения 3 мая 2017 года. В течение следующего месяца врачи провели пять операций, однако спасти Ибрагимова все равно не удалось, в результате осложнений от полученных травм он скончался 1 июня.

Родители избитого студента подали заявление в правоохранительные органы 5 мая, однако уголовное дело было возбуждено только 31 мая, а из шести предполагаемых участников избиения арестован один — Исломбек Туляганов. Его задержали только после того, как мать потерпевшего Нилуфар Алиева написала открытое письмо, в котором описала, что произошло с ее сыном. По ее словам, после госпитализации сын рассказал, что его избивали шестеро учащихся колледжа: четверо его однокурсников и два студента третьего курса. Судмедэкспертиза косвенно подтвердила его слова, зафиксировав, что повреждения были нанесены с нескольких сторон. Однако Туляганов заявил, что дрался с Жасурбеком один на один. Предполагаемые участники избиения, проходившие в деле как свидетели, поддержали версию подсудимого.

Туляганов рассказал, что за день до драки третьекурсник Дильшод сообщил ему, что Жасурбек пристает к его сестре. Туляганов посоветовал Дильшоду не драться из-за этого с Ибрагимовым, так как у того была травма головы после занятий боксом. На следующий день, по словам Туляганова, Жасурбек вызвал его на драку за то, что тот рассказал о его травме. Подсудимый утверждал, что отказывался от конфликта, однако, когда Ибрагимов ударил его, ему пришлось защищаться. После госпитализации врачи среди других травм зафиксировали на животе Ибрагимова отпечаток ботинка. Туляганов объяснил это тем, что, защищаясь, выставил ногу, на которую налетел Жасурбек.

По мнению потерпевшей стороны, совершенное преступление должно квалифицироваться как групповое и особо тяжкое, что предполагает более длительные сроки заключения. Однако судья Мирабадского районного уголовного суда Ташкента Матчанбой Матчанов посчитал, что ни в ходе следственных мероприятий, ни во время судебного разбирательства не было обнаружено доказательств вины кого-либо из однокурсников потерпевшего, кроме Туляганова. Суд признал его виновным по статье «Причинение тяжкого телесного повреждения, повлекшее смерть человека». Наказание по этой статье предусматривает сроки от восьми до десяти лет, однако 85-я статья УК оговаривает, что наказание для лица, совершившего преступление в возрасте от 16 до 18 лет, не может быть выше семи лет. Мирабадский суд с учетом 85-й статьи приговорил Туляганова к шести годам колонии.

После того как мать Ибрагимова написала открытое письмо, она получила активную общественную поддержку. Группа инициативных граждан организовала в Ташкенте митинг с требованием наказать виновников преступления и запустила петицию с такими же призывами, которая собрала 20 тысяч подписей. Однако позже две активистки, участвовавшие в акциях поддержки, Ирина Зайдман и Мария Леглер, были задержаны и осуждены на 15 суток ареста. Кроме того, журналисты, освещавшие дело Ибрагимова, столкнулись с вызовами в правоохранительные органы, где им рекомендовали не публиковать материалов на тему расследования, «чтобы не нагнетать страсти». Когда «Фергана» обратилась к Ирине Зайдман за комментарием для этой статьи, она отказалась говорить о деле Ибрагимова.

«Неудачи воспитательной работы»

Медицинский колледж имени Боровского, студентами которого был Ибрагимов и остальные фигуранты дела, выступил с официальным заявлением только четыре дня спустя после смерти своего студента. Администрация подчеркнула, что инцидент с Ибрагимовым произошел вне территории учебного заведения, а также привела версию, согласно которой драка была только между двумя студентами. «Со слов свидетелей – друзей Жасура, группового избиения не было и после случившегося Жасур самостоятельно уехал домой на такси», — говорилось в документе. В своем открытом письме Нилуфар Алиева упоминала о том, что, по ее информации, Туляганов вместе с одним из свидетелей дела раньше уже избивал другого студента колледжа, и конфликт был улажен только после того, как обидчики выплатили пострадавшему компенсацию.

На следующий день после заявления колледжа его директор Лутфи Юсупова и две ее заместительницы были сняты со своих должностей. Позже на сайте Министерства здравоохранения появилась информация, что колледж приостанавливает прием студентов из-за «проблем во внеучебной и воспитательной работе» учебного заведения. В Управлении образования Минздрава «Фергане» сообщили, что в этом году колледж прекратит свою работу после того, как выпустит последних студентов, принятых в 2016/2017 учебном году. Представительница управления также подтвердила, что причиной закрытия послужила смерть Ибрагимова. «Именно поэтому и закрыли. Хотя подобные случаи и в других колледжах бывают», — сказала она.

По словам Лолы Исмаиловой, прошлым летом в годовщину смерти Жасурбека Ибрагимова родители поставили ему памятник на кладбище. И когда мать погибшего пришла помолиться к нему, там ее встретили однокурсники сына. Они только что сдали выпускные экзамены и принесли ей выпускной фотоальбом курса. В нем среди выпускников был портрет Жасурбека. Фотографии сокурсников, проходивших по его делу, в альбом не вставили.

Читайте также
  • Шахтерский поселок на севере Таджикистана более десяти лет живет без воды

  • В Ташкенте насчитали всего 42 вековых дерева. «Фергана» решила на них посмотреть, пока не поздно

  • В Туркменистане пытаются одновременно отрицать COVID-19 и бороться с ним

  • Вторая волна пандемии COVID-19 вызвала в Узбекистане реальную панику